Беседа III (продолжение)

Человек, следовательно, болен, когда порча крови неравномерно распределена по всему телу, а где-либо сосредоточившись, производит давление на нервы или нарушает процесс жизненных отправлений и работы организма. Родов порчи крови настолько много, что не представляется возможности перечислить и определить влияние их на ткани. То эта порча, разлагаясь, образует яды, то производит закупорку сосудов, то твердеет и давит на нервы, то порождает местный воспалительный процесс и распухание стенок сосудов и оболочек, то, внедряясь в ткань, препятствуете прониканию воздуха, как в легких, и окислению крови, то, питая мышцы, образует новообразования и наросты, то, осаждаясь в открытых полостях, формируете посторонние тела и т.д.

Чтобы покончить с посторонними влияниями на причины заболеваний людей, следует еще указать на возраст, имеющий, действительно, громадное влияние на состояние и свойства крови, а потому и на наклонность в болезням. Болезненная восприимчивость всего значительнее в первые недели жизни ребенка и до конца 1-го года; после того она беспрерывно уменьшается до 6-го года. В промежуток времени от 8-го года до возмужалости люди более изъяты от болезней. В период возмужалости, с 14 по 20 год, заболевания встречаются опять чаще, но затем, по возмужании, наклонность к болезням начинает снова уменьшаться и делается вторично наименьшею в промежуток времени с 24 по 30 год. С этих лет предрасположение к болезням начинает снова постепенно возрастать до глубокой старости. Такой вывод сделала медицинская статистика.

Какие же на это есть причины? В первые дни по рождении ребенка, в его крови происходит сильнейший переворот, так как легкие, кожа и нервная система начинают действовать, и он приходит в соприкосновение с атмосферным воздухом. Сразу вся кровь изменяет свое течение, направление, окисляется, притягивается к наружным покровам или отталкивается. Если у ребенка, во время нахождения в утробе матери, дурная кровь сосредоточилась в грудной полости, в сердце, или в легких, и она затруднит дыхание, то болезнь обнаружится в первый час рождения, причиняя смерть или быстрый упадок сил, при признаках не окисления крови. Дитя, кровь которого недоброкачественна, рискует умереть еще и от производимой операции над пуповиной и отпадения остатка последней, если возбудится гной, и тогда может произойти гнойное заражение всей крови. При подобном исходе вина будет в свойстве крови, а не в операции, которой подвергается решительно весь род человеческий. Считают, что в течение первого года жизни умирают около 1/4 части новорожденных. Всего больше дети этого возраста имеют предрасположение к судорогам, как, например, к закатыванию глаз, перекашиванию рта, подергиванию конечностей. Причина несомненно в недоброкачественности крови и в неправильности кровообращения, так как последнее может у слабого, предрасположенная к болезням ребенка легко потерять свою нормальность, когда начинается развитие и деятельность мозга. Рост и умственное развитие, конечно, влияют на кровь и кровообращение, а, следовательно, и на предрасположение в болезням детей, но нельзя отрицать и того факта, что здоровые дети, сильные, обладающие хорошею кровью — не болеют, правильно развиваются, а слабые, живущие в той же обстановке — постоянно хворают. Если здоровый ребенок при рождении делается впоследствии малокровным, то вина в недоброкачественности молока кормилицы, а затем в питании и в обстановке, вредно повлиявших на кровь малолетнего. До 8-го года ребенок все более и более крепнет и потому болезненность его уменьшается. С 14 по 20 год человек окончательно формируется, приобретает волю, дающую простор страстям, и естественно на этом основании заболевания встречаются чаще, так как свойства крови ухудшаются. По возмужании, с 24 по 30 год, тратятся силы, но их много у здоровых людей и только после 30-ти лет ухудшенная кровь, теряющая постепенно свою доброкачественность, предрасполагает к болезням, которыми особенно славится старость.

Теория отвлечения болезненных соков, при применении её на практике, должна была дать Гиппократу много и других указаний, на которые если и есть у него намеки, то они недостаточно выяснены. Так, например, движение крови, при давлении на нее лекарствами, производит самые разнородные ощущения, спускаясь по телу или поднимаясь вверх, и дает себя чувствовать по всему пути. Если больной, страдающий одышкой от принятого лекарства, ощущает прилив крови к голове, то он начнет дышать гораздо легче. Эта теория ясно объясняет причину таких явлений в организме, как переходящие или летучие боли, которые опускаются, подымаются или из одной стороны тела переходят в другую. Отвлекая кровь к известному намеченному органу, можно убедиться, как быстро меняется та форма болезни, при которой началось лечение больного. Так стоит сосредоточие болезненной крови перевести или отвлечь из желудка в грудь, то вместо катарра или воспаления пищеварительных органов сделается кашель, бронхит и т.д. Не раз бывали случаи, что у падучего, вследствие любой причины, припадки вдруг прекращались и он лишался рассудка или заболевал сильнейшею астмою и удушьями; заикающийся начинал вдруг свободно говорить, но ноги отказывались двигаться и т.д. После воспалительных болезней обыкновенно начинают страдать ноги, глаза или уши, так что даже принято это считать нормальным. Возможно ли признать, что они происходит от разных причин, когда не видно между ними промежутка, и, наоборот, одна форма болезни сменяет тотчас другую. Все это, конечно, не одинаковые формы той же болезни крови. Например, малокровие производит тысячи форм болезней, но причина во всех будет одна и та же.

 

Анемией или малокровием называется такое состояние, когда кровь обладает малым количеством кровяных телец, а больше бесцветных шариков, или когда количество крови безусловно уменьшено, вследствие потери крови от кровотечений, тяжких болезней, обильных выпотов и т.д. Подобное состояние крови прежде всего влияет ослабляюще на деятельность сердца, и от дурного питания мышцы не только теряют силу, но иногда атрофируются, происходит жировое перерождение и т.д. Наука учит, что от ослабленной деятельности сердца развивается местная анемия; но это мы не можем признать иначе, как за ошибочное название, по обыкновению, следствие — причиной. Главною причиной самостоятельной анемии медицина называет давление изнутри или извне, на сосуды опухолями, новообразованиями: в легких — при сильной эмфиземе, в кишках — газами, в головном мозге — опухолями и т.д. Между тем, совершенно ясно, что давление есть следствие новообразований и опухолей, произошедших от порчи или застоя дурной крови в легких, кишках, голове; причина малокровия будет все-таки в плохой, непитательной, разлагающейся и воспаляющейся крови, а не в давлении, происходящем от формы болезни, которая побуждает лишь к дальнейшему расстройству и в ухудшению малокровного состояния больного. От полнокровия или гиперемии также порождается много форм болезней. Полнокровием называется такое состояние, когда в теле избыток крови, но раз он замечается или чувствуется, то это ясное указание на болезненное состояние крови, т.е. что кровь не в нормальном составе. Полнокровный человек считает себя здоровым, но если избыток этот порождает приливы в голове, волнения и другие явления, то он ошибается в своем заключении: подобное полнокровие есть болезнь. Количество крови может казаться слишком большим, потому что кровь, приливая в свободным сосудам, вследствие закупоривания или сужения других, производит вдруг разрывы, кровоизлияния и т. д. Это будет ложное полнокровие и таковым оно, большей частью, и бывает, так как малейшая ненормальность в кровообращении, зависящая от миллиарда внутренних и внешних причин, производит переполнение кровью какого-либо органа, и это легко счесть за истинное, тогда как оно ложное, случайное.

Итак, сколько мы ни анализировали бы вопрос о производящей причине человеческих болезней, всегда придем к одному началу, к непреложной истине, к крови.

Развернем еще для большего доказательства новейшее руководство к частной патологии и терапии доктора Эйхгорста. Не будем брать для примера никакой воспалительной болезни или местного воспаления, потому что в подобных случаях значение крови слишком ясно; поучительнее будет остановить внимание на хронической болезни, хотя бы на катарре желудка. Какие замечаются анатомические изменения при катарре желудка? Читаем следующее: «при хроническом катарре анатомические изменения сосредоточиваются также, как и при остром катарре, преимущественно или исключительно на привратниковой половине желудка. Ненормальная окраска и припухание слизистой оболочки, а также чрезмерно обильное отделение составляют самые существенные анатомические явления. Цвет слизистой оболочки обыкновенно буро-красный или серо-красный. Окраска бывает часто неравномерная и неправильно распределенная и на слизистой оболочке замечаются более крупные и ненормально широкие кровеносные ссуды. Нередко наблюдаются также разбросанные кровоизлияния и поверхностные потери вещества. Если катарр уже просуществовал некоторое время, то слизистая оболочка принимает серо-черный или аспидно-серый цвет. В более редких случаях слизистая оболочка желудка отличается необыкновенною бледностью».

Этого достаточно, чтобы уразуметь значение приливов и отливов крови, а также влияние недоброкачественности её.

При болезни расширения желудка, по словам доктора Эйхгорста, достигающей поразительно высокой степени, мышечная оболочка бывает то в 3—4 раза толще нормального, то тонка и атрофирована (гипертрофическая и атрофическая форма расширения желудка), или на ней замечаются то местные утолщения, то местные истончения.

При катарре желчных путей лишь редко представляется возможность изучить на трупе анатомические изменения, но несмотря на это — пишет тот же автор, — «мы все-таки вправе принимать присутствие гиперемии, набухания и ненормальный сочности слизистой оболочки. В более затяжных случаях она нередко имеет гнойный характер. Особенно часто и легко происходит сужение и закупорка у устья общего желчного протока. При давлении на этот проток по направлению к кишечному, часто выделяется пробка, образовавшаяся из слизи и из эпителиальных клеток. В иных случаях сужение или закупорка происходит больше вследствие набухания слизистой оболочки». Относительно желчных камней Эйхгорст пишет: «настоящие причины образования желчных камней с положительностью неизвестны. Старый взгляд, что дело идет о простом сгущении желчи, положительно неверен; он должен был уступить свое место химическому толкованию. В большинстве случаев, образованию камней, как кажется, предшествует катарр желчных путей. Слизь, образуемая в большом количестве слизистою оболочкою, оказывает на желчь, особенно на желчекислые соли, разлагающее действие. Но ведь желчные кислоты содержат в здоровой желчи холестерин и желчное красящее вещество в растворе, поэтому при начинающемся разложении желчных кислот создаются условия для осаждения названных веществ. Относительно углекислой извести также вероятно, что она происходит из осадков желчи, хотя одно наблюдение Frerichs’a наводит на мысль, что при некоторых условиях она есть непосредственный продукт воспаленной слизистой оболочки». И так, мы видим здесь, что современный нам ученый отказывается с положительностью сказать, какая причина образования желчных камней, но между тем он прямо констатирует, что в большинстве случаев образованию камней предшествует катарр желчных путей. Не смотря на это, или на истину, ему кажется, будто начало болезни или причина не заключается в катарре, хотя он далее снова говорит утвердительно, что слизь оказывает на желчь и желчекислые соли разлагающее действие и создает условия для осаждения названных веществ. Неужели после этого может казаться, что причина болезни не в катарре, образующем слизи, и что не в крови, тогда как катарр есть последствие застоев желчи, образующейся из негодных и вредных соков в организме.


<<Назад

Читать далее>>


 

© 2013 Медицинские беседы. Powered by Kandidat CMS (0.0026 сек.)