Беседа III (продолжение)

Болезни нервов, по мнению многих, еще труднее поддаются нашим воззрениям на значение крови, как производящей причины болезней. Поэтому остановим наше внимание, например, на невралгии. Эйхгорст пишет: «об анатомических изменениях, лежащих в основе невралгии, мало что известно. В некоторых случаях процесс, по видимому, заключался в настоящем неврите, однако доказать микроскопически или как-нибудь иначе существование изменения соответствующих нервных путей не удавалось. При подобных именно условиях причину поражений склонны предполагать в таких расстройствах кровообращения, которые не могли бы быть более отысканы в трупе. В других случаях бросались в глаза необыкновенная краснота и сочность пораженных нервных ветвей. Эти явления можно было наблюдать при операциях вырезывания на живом человеке».

Далее о седалищной невралгии он говорит: «анатомические изменения в пораженном нерве могут совершенно отсутствовать даже в том случае, когда страдание было жестокого характера и существовало долгое время. В других случаях наблюдали гиперемию нерва, варикозные расширения кровеносных сосудов нерва, опухание, увеличение соединительной ткани, разращение раковых элементов из соседних опухолей, атрофию и жировое перерождение нервных волокон. Contugno (Доменико Феличе Антонио, итальянский анатом, 1736-1822)говорит, что он видел, в одном случае, скопление сывороточного выпота в нервном влагалище; но еще недавно Josset опубликовал случай, где он при упорной ischias достиг излечения, произведя пункцию нервного влагалища и опорожнив 15 граммов сыворотки».

Ясно, что каждая болезнь сопровождается изменениями, которые не всегда может различить человеческий глаз и нет двух одинаковых случаев или форм. Однако, несколько раз врачи наблюдали гиперемию или прилив, варикозные расширения и наконец сывороточные выпоты; если кровь выделила сыворотку, то естественно причина болезни в недоброкачественности крови. В данном случае мы коснулись болей, но говоря об анестезии. Эйхгорст пишет: «о заболеваниях периферических конечных разветвлений, чувствительных нервов кожи мы почти что ничего не знаем. Способность ощущения кожи весьма существенно связана с нормальным кровообращением. Если какой-либо участок кожи по возможности обескровить с помощью бинта или прижатием артерии, или, наоборот, если прижатием вены вызвать застой крови, то можно каждый раз заметить явления анестезии. Совершенно то же самое имеет место в тех случаях, когда расстройства кровообращения производятся не искусственно, а образуются вследствие патологических изменений».

Теперь, не касаясь воспаления нерв, как и всех воспалительных болезней, взглянем на болезни спинного мозга. Избранный нами автор говорит: «При анемии спинного мозга ткань его отличается своим бледным цветом. На поперечных разрезах в белом веществе спинного мозга не замечают розовато отлива, в нем не выступают кровяные капли, а бледно-серое центральное вещество спинного мозга представляется вдавленным. Кроме спинного мозга малокровие замечается также на спинномозговых оболочках; только венозные сплетения в богатой жиром клетчатке иногда бывают ненормально сильно наполнены кровью. Гиперемированный спинной мозг будет, разумеется, отличаться необыкновенным переполнением кровью. На поперечном разрезе белое вещество представляется розовато-красным, на нем замечаются многочисленные кровяные точки» и т. д.

Болезнь кровоизлияния в вещество спинного мозга достаточно говорит по одному своему наименованию.

«Размягчение спинного мозга, — пишет Эйхгорст, — обусловливается закупоркой кровеносных сосудов занесенным телом (эмболия) или свертыванием крови на этом же месте (тромбоз). Причины размягчения спинного мозга мало известны. Тромбоз может развиться в течение тяжелых болезней или вследствие прижатия. Иногда он развивается как бы самопроизвольно; но тут, по всей вероятности. предшествовали изменения в стенках сосудов».

Современные ученые всегда так выражаются: «болезнь обусловливается тем-то, а причины её неизвестны», — когда ясно, что основа болезни — в свернувшейся недоброкачественной крови, которая закупорила сосуды.

Относительно головного мозга не стоит рассматривать анатомических изменений. ибо пришлось бы повторять уже сказанное; наконец, было бы лишним приводить еще примеры и утруждать внимание моих собеседников, говоря почти то же самое и об одном предмете без конца. Надеюсь, мы пришли к заключению, что основная причина человеческих болезней одна, а влияющих сторон на эту причину бесчисленное множество, так что последние можно подразделить на внутренние и внешние. Например, катарр слизистой оболочки носа чаще всего происходит вследствие простуды, но нередко насморк имеет чисто местные причины, как ранения носа, язвенные процессы, новообразования, при инородных телах в носу, при экземе слизистой оболочки. Далее к местным причинам относятся также вдыхание пыли и раздражающих газов, слишком холодного или слишком горячего воздуха. Насморк развивается также после употребления известных медикаментов, например, йодистых препаратов, дигиталина или вызывается распространением воспаления с соседних частей. Насморк же очень часто появляется при острых и хронических заразных болезнях. Его далеко не редко наблюдали при кори, скарлатине, оспе, брюшном и сыпном тифе, при возвратной горячке, коклюше, гриппе, роже, при сифилисе, легочной чахотке, золотухе, сапе и т. д. В некоторых случаях, для людей науки, этиологическая связь совершенно темна; так у некоторых женщин появляется насморк в период менструации. Эйхгорст пишет, что ему известны многие примеры, в которых у людей, занимающих общественные должности и уже опытных в своем деле, каждый раз, как им выступать перед публикой, делается прилив крови к голове, нос закладывает, из носу начинает капать; все эти явления исчезали, как только они выдерживали первый «огонь». Поэтому Эйхгорст называет этот насморк — «психическим». Для нас, господа, этиологическая связь совершенно ясна: причина насморка — прилив крови к голове, вызванный толчком, который, пожалуй, можно назвать нервным иди психическим.

Этиологию белокровия (Leukaemia) доктор Эйхгорст начинает так: «сущность лейкемии заключается в длительном и постоянно возрастающем чрезмерном снабжении крови бесцветными кровяными тельцами, причем одновременно количество красных кровяных телец все более и более уменьшается. Обыкновенно различаются три рода лейкемии, которые обозначают как селезеночную, лимфатическую и миелогенную, смотря по тому, служит ли исходным пунктом болезни селезенка, лимфатические железы или костный мозг».

К сведению следует заметить, что, по мнению современной науки, кровяные тельца образуются в селезенке, костном мозгу и лимфатических железах. Но могут ли, например, при болезни селезенки и вследствие этого неправильности кровообращения, идти процесс кроветворения в костном мозгу или железах до такой степени правильно, что явится возможность определить, что данный случай чисто селезеночной лейкемии? Вот вопрос, который неминуемо рождается в нашей голове при прочтении этиологии в руководстве доктора Эйхгорста.

Ответ нам готов тотчас; автор затем пишет: «обыкновенно имеют дело со смешанными формами и большею частью бывают поражены все три органа, служащие для образования крови, хотя часто в весьма различной степени». Иначе, конечно, оно быть не может, ибо значение кровообращения, руководящее нас в определении болезни, неизменно и одинаково во всех болезнях.

С тех пор, как Генле, 30 лет тому назад, на основании теоретических соображений, указал па внедрение и развитие низших организмов в живом теле высших животных, как на наиболее вероятную причину заразных и других болезней, это учение стало прививаться и вы все, господа, знаете, до чего учение о бактериях и бациллах сделалось общепринятым и великим в глазах современного мира. Подобное открытие обнадежило, что с того дня все человеческие болезни будут легко распознаваться под микроскопом и каждая болезнь получит свое верное средство для излечения. Причины болезней, следовательно, сделались уловимы, понятны — и Гиппократовские методы должны были кануть в вечность.

Действительно, в целом ряду болезней, каковы: малярия, туберкулез, пневмония, рожа, сибирская язва и т. д. — удалось открыть в теле такого рода низшие организмы, представляющие величайшее сходство с организмами, появляющимися при процессах гниения. Профессоры Нотнагель и Росбах говорят (стр. 539 Фармакологии), что некоторые исследователи уже считают себя вправе, как то делает Пастёр, для брожения и гниения выдавать низшие организмы за единственную причину этих и даже почти всех болезней.

Так как не все мои собеседники имеют, конечно, должное представление об этом учении и наша задача решить вопрос, уничтожило ли современное направление науки наивные методы Гиппократа, то я считаю нужным ознакомить вас, господа, с кратким обозрением этого нового учения».

Что такое бактерии? Растительные они или животные организмы? Несколько десятков лет тому назад их еще считали мельчайшими животными существами или инфузориями, и именно на том основании, что многие бактерии имеют способность движения. В настоящее время, однако, их причисляют к растениям, причем одни авторы относят их к водорослям, другие же к грибам. В действительности они не представляют особенно близкого сходства ни с теми, ни с другими, и поэтому некоторые признают бактерии за особую самостоятельную группу существ. Во всяком случае, они принадлежат к наипростейшим живым организмам, состоящих из одной малой, круглой или цилиндрической клетки или ячейки. Их различают по формам и по росту: шаровидные (кокки), палочки или бациллы и винтовые или спиралевидные. Вопрос о том, можно ли отличать различные виды среди бактерий, до самого новейшего времени вызвал резкие разногласия и споры между исследователями... Одни защищали воззрение, что нет никаких оснований и никакой надобности различать несколько видов бактерий ни по их форме, ни по их действию, так как и форма и действие бактерий отличаются крайним непостоянством и сменяемостью. Форма изменяется, смотря по внешним обстоятельствам, одна и та же бактерия может появляться то в виде кокка, то в виде палочки или спирилла; одна и та же бактерия вызывает то скисание молока, то образование масляной кислоты в кислой капусте, то прокисание вина, то гниение белковых веществ, то разложение мочевины, то красное окрашивание крахмалистых пищевых средств, то порождает там тиф, здесь возвратную горячку, сегодня холеру, завтра перемежающуюся лихорадку.


<<Назад

Читать далее>>


 

© 2013 Медицинские беседы. Powered by Kandidat CMS (0.0017 сек.)