БЕСЕДА ПЯТАЯ:

___________________

История гомеопатии.

Ровно сто лет тому назад возникла новая система лечения, называемая «гомеопатией»; но, несмотря на этот срок, ни представители медицинских наук, ни интеллигенция не ознакомились еще с нею настолько, чтобы иметь верное и ясное понятие, что такое гомеопатия. Люди науки даже из предубеждения не читают ни одной книги о гомеопатии, но за то нападают на нее с подозрительною яростью. В обществе привыкли понимать под словом «гомеопатия» неизмеримо-малую дозу лекарства, предлагаемую в виде сахарной крупинки, но никто не говорить о системе Ганемана, как о новом методе лечения, как о науке, основанной на известном принципе, на законе. Между тем, просуществовав 100 лет, гомеопатия имеет уже свою любопытную историю.

Доктор Амеке составил книгу под заглавием «Возникновение гомеопатии и борьба против её распространения». Эта книга переведена на русский язык и печаталась в Петербургском Гомеопатическом Вестнике 1787—88 гг. Я буду ею руководствоваться в настоящей моей беседе.

Состояние химии, как науки, во время появления Ганемана было весьма несовершенное. Нейман (Neumann), профессор химии при Берлинской академии, в своем сочинении о медицинской химии пишет в 1756 году: «земля есть первый основной принцип, из которого произошло и было произведено все на свете. Вода есть ничто иное, как прозрачная земля, называемая льдом».

Сталь назвал принцип горения «флогистоном». Без ничего — ничего не может гореть на свете. Сера состояла из серной кислоты и флогистона, фосфор — из фосфорной кислоты и флогистона. Сочинение Неймана пользовалось большим уважением. Хотя во времена Ганемана часто еще называют Неймана авторитетом, тем не менее были уже сделаны некоторые успехи; впрочем, в 1783 году, Дальберг (Dahlberg), президент академии в Эрфурте, находил еще нужным производить точные опыты, превращается ли вода в землю. В 1787 году Морво( Morveau) говорить о световой материи и о «светящейся материи» в фосфоре. В 1790 г. Веструмб открыл, что фосфорная кислота есть конечный результат разложения растительных кислот, и предложил вопрос: «не скрыта ли фосфорная кислота в селитряной?» В это же время профессор Винтерль (Winterl) обнародовал исследования, на основании которых медь состоит из никеля, графита, кремнезема и одного вещества, выделяющегося при кипячении. Он же превратил соляную кислоту в селитряную. Великому Лавоазье было предназначено положить конец этому блужданию, что не обошлось без сильнейшего противодействия и долгого сопротивления приверженцев флогистона.

Ганеман выступил химиком, не обучившись более других врачей этой науке и не бывши ассистентом в какой-нибудь лаборатории. Он был самоучка. В 1784 году он перевел сочинение Демаши (Demachy) «Искусство приготовлять химические продукты фабричным способом», два тома. Демаши был одним из первых химиков того времени и член Парижской и Берлинской академий. Свойства химических тел и сведения об их составных частях были еще во многих отношениях недостаточно известны, что явствует из этого сочинения. В своих примечаниях Ганеман обнаруживает изумительные познания во всех вопросах, имеющих какую-нибудь связь с содержанием книги. Знание его литературы по всем предметам всеобъемлющее. Весьма многочисленны также и примечания, в которых Ганеман исправляете погрешности и ошибки. Здесь не место входить в подробный разбор медицинского отдела сочинения, составленного одинаково превосходно. Вслед затем Ганеман стал работать в химических анализах Крелля. Крелль был профессором «лекарственной науки и мирской учености» в Брауншвейгском университете. Его «Анналы» имеют выдающееся значение для истории химии. Начиная с 1784 года они выходили ежемесячно и были первым периодическим химическим журналом. Сотрудниками состояли первые химики и естествоиспытатели, как Шееле, Бергман, Гмелин, Грен, Клапрот, А. Гумбольдт. Ганеман напечатал в этих «Анналах» ряд интересных исследований и открытий. Быстрое приготовление уксуса посредством пропускания винного спирта через буковые опилки было, как известно, изобретено в 1833 году. Ганеман открыл еще в 1788 году, что находящийся в воздухе кислород производит это превращение и что последнее может быть ускорено через повторное соприкосновение винного спирта с кислородом. Вскоре после того он напечатал наблюдение о действии адского камня, как противогнилостного средства. Он нашел, что в растворе 1:1000 адский камень производит хорошее действие при гнилостных язвах, и даже указывал на то, что в растворе 1:100000 он заметил противогнилостные свойства. Составив еще массу самых научных и драгоценных книг, где выяснились замечательные открытия Ганемана, он издал в 1793—99 годах «Аптекарский словарь», о котором было сказано в рецензии «Медицинской Газеты»: «в нем находится много новых мыслей, много указаний и много немаловажных улучшений».

Для того чтобы судить о врачебной деятельности Генемана, необходимо сделать несколько больший обзор относительно состояния врачебного искусства во время его выступления. Так например, Гофман (1721—1807) нашел, что наибольшее количество болезней происходит от соков, которые удалялись из тела или испарялись «антисептическими» или «подслащивающими» средствами. Штолль (1742—1788) считал, что наибольшее число болезней происходить от гастрических нечистот, в особенности от желчи. Удаление этой материи посредством введения рвотных и слабительных средств было первым способом лечения. Если не доставало очевидных признаков желчи в испражнениях, в наружном виде, во вкусе больного, то существовала скрытая желчь. По свидетельству Геквера, учение это считалось одним из самых блестящих, и врачи всей Европы стекались в Вену для того, чтобы изучить «счастливую методу Штолля». Кэмпф (1726—1787) доказал, что наибольшее количество болезней гнездится в нижней части живота, и потому находил нужным без вреда для здоровья ежедневно употреблять 2—3 промывательных в течение нескольких лет. Кэмпф нашел много приверженцев среди врачей, которые рукоплескали ему и благодарили его за его изобретение. Сгущения, завалы, запоры во всевозможных органах — составляли одну из главных причин многих болезней, так что много лет спустя один гомеопат имел основание написать следующее: «завалами, сгущениями, и застоями объясняется, почему мы из десяти рецептов видим на девяти александрийский лист, винный спирт, львиный зуб, ревень, нашатырь, пырей, ртуть и сурьму, ибо эти средства попали в подозрение, что они, на подобие щетки, песка, метлы и веника, освобождают трубки и каналы человеческого тела от его нечистот. Румянен ли больной или бледен, толст или худ, чахоточен или одержим водянкою, страдает ли он отсутствием аппетита или волчьим голодом, поносом или запором, — это все равно, — у него сгущения и завалы, и он должен потеть и его должно слабить; он должен сморкаться и рвать, терять кровь и слюноточить. Высокоуважаемый писатель Шейдемантель приводит в пример, что один студент был избавлен от меланхолии тем, что во время морского путешествия он сильно испугался от столкновения двух кораблей, и дает следующее объяснение: «может быть у сего меланхолического студента были запоры во внутренностях нижней полости живота, которые разрешились, когда корабль столкнулся с другим и произвел очень сильное потрясете в этом студенте».

В конце девятидесятых годов начала кроме того распространяться система шотландца Джона Брауна (John Brown, 1736—1788), поднявшего врачебное искусство, по его собственному мнению, до степени настоящей науки. Каждый человек, как он полагал, обладает большею или меньшею степенью возбудительности. Здоровье зиждется на правильной степени возбуждения. Болезнь происходить или от избытка возбуждения (стения), или от недостатка (астения). Задача врача состояла попросту в том, чтобы умерять слишком сильное и укреплять слишком слабое возбуждение.

Было бы чрезвычайно скучно слушать моим собеседникам и мне излишним трудом перечислять все фантастические врачебные системы того времени, которые проводились в жизнь. Невольно, однако, следует из всего этого вопрос: каким образом учился Ганеман врачебному искусству? Нельзя доказать, чтобы какой-нибудь врач имел на него особое влияние. Первое более обширное медицинское сочинение Ганемана вышло в 1784 году: «Руководство основательно излечивать старые недуги и гнилые язвы» и проч. Здесь преимущественно идет речь о старых язвах на ногах и о фистулах. «Большая часть врачей — говорит Ганеман в предисловии — нисколько об этом не заботится и предоставляет это цирюльнику, пастуху и палачу и притом, наверное, более вследствие незнания, чем вследствие отвращения». Вера в авторитеты, по-видимому, не коснулась Ганемана. Он пишет: «честолюбие мне не препятствует сознаться, что в большинстве случаев ветеринары были счастливее, то есть искуснее в лечении старых ран, чем самый методичный профессор и член всех академий. Пусть не кричат, что это просто эмпиризм; я желал бы обладать их ремесленными приемами, основанными на опыте, который, конечно, часто приобретается ими при пользовании животных и который я охотно обменял бы на разные медицинские фолианты, если бы их можно было за это купить». Ганеман уже в то время сожалел о недостатке принципа для нахождения врачебных сил. «Но верно только то, и это должно было бы вызвать нашу скромность, что почти все наши знания о врачебных силах, как простых и естественных, так и искусственных продуктов, в большинстве случаев, ведут свое происхождение от грубого и автоматического применения их простым человеком и что основательный врач часто извлекает последствия из действия так называемых домашних средств, которые для него бесценны и значение которых низводит его к истинной природе, к вящему ликованию его больных». На страниц. 143 и 180 он рассказывает о мероприятиях пастухов и шарлатанов, которые были вполне разумны и сопровождались хорошими результатами. При изучении этого сочинения во многих местах видна самостоятельность Ганемана во врачебном мышлении; он настаивал на принятие в соображение гигиены. Слово «гигиена» в нынешнем её значении и не встречалось еще тогда; ухода за здоровым не существовало. Диету Ганеман предписывает совершенно точно и аллопатия заимствовала от него эти правила. В лечении язв Ганеман доказывает, что он выдавался также как хирург (выскабливал кость) и был головою выше массы своих современников. Не стоит перечислять отзывов об этой книге Ганемана, но ее расхвалили как только возможно.


<<Назад

Читать далее>>


 

© 2013 Медицинские беседы. Powered by Kandidat CMS (0.0037 сек.)