Беседа VII (окончание)

Кемпер говорит (Deutsch. med. Ztg. 1884, S. 91): «твердо стоит факт, что отравляющие дозы мышьяка не поражают первых путей, а между тем и подкожное и внутреннее через рот употребление этого ядовитого вещества вызывает воспаление желудка и кишок, ожирение печени, почек и т. д. Впрыскивание слабительного средства в вены вызывает то же действие, как и введение его в желудок», говорить проф. Шотт (по Келликеру) и т. д.

Можно ли, после этого, заниматься местным лечением, заботиться об уничтожении формы болезни и забыть о значении крови и кровообращения в человеческом организме!

Покончив с симптоматическим методом, перейдем к следующему — к физиологическому. «Физиологический метод — пишут Нотнагель и Россбах (стр. 5) — старается изучить лежащее в основе каждого симптома физиологическое изменение тканей и функций тела, далее физиологическое действие всех возможных тел и сил природы и затем возбудить противодействие первым со стороны тех из числа последних, которые обладают противоположным действием: так, против судорог он требует применения парализующих средств морфина, хлороформа, хлорал-гидрата, против параличей — возбуждающих сокращения: электричества, стрихнина, против усиленного обмена — ограничивающих последний средств и т. д. Другими словами, он действует подобно симптоматическому методу, с тою лишь разницею, что действие его направлено против лежащих в основе симптомов нарушений органов, а не против их последствий. Это — научно глубже вникающий симптоматический метод, который с величайшею пользою для врачебной науки преобладает в особенности в научном терапевтическом движении последних двух десятилетий.

В заключение профессора прибавляют: «тем не менее, однако же, этот метод не в состоянии достигнуть того идеала, к которому обязан стремиться каждый врач, потому что он слишком мало занимается причинами, лежащими в основе болезни».

С нашей стороны не остается ничего прибавить.

«Наконец, последний рациональный метод» — пишут те же авторы — «обращающий одинаковое внимание на все моменты: на причину, развитие, тканевые и функциональные изменения болезни, физиологическое действие целебных средств и агентов, число и быстроту целебных результатов, хотя по своему капитальному значению и признается всеми, однако пока еще не осуществим вполне и составляет лишь метод будущего, потому что в настоящее время мы еще не располагаем средствами для его осуществления. Для этого требовались бы особые большие государственные учреждения, снабженные множеством вспомогательных средств и сил и находящиеся в связи с больницами. При тех приспособлениях, которые ныне имеются в научно-медицинских учреждениях, всегда должны получаться одни лишь несовершенные результаты. Один рациональный метод делает все остальные излишними, потому что он заключаете в себе всю их совокупность и применяет их, смотря по их достоинству и сущности вопросов».

Итак, пока не воздвигнутся особые государственные учреждения, медицина не будет обладать рациональным методом и человечество обречено на нерациональное лечение, а те, которые даже и в будущем не пожелают лечиться в больницах и предпочтут болеть у себя дома, никогда не воспользуются успехами медицины. И это пишется в конце XIX-го столетия, и мы одновременно принуждены поклоняться аллопатии и соглашаться с нею, что она — рациональная медицина! Вот и основание, на котором она величает себя «рациональною». Следовательно, аллопатия должна изменить свое прозвище и характеризовать себя иначе; если не существует рационального метода, то не может быть рациональной медицины, а потому аллопатия — лишь система, надеющаяся на рациональность в будущем. Но суть дела не в игре слов, а в том, что исходит из рациональности методов, а мы видели, слышали и знаем, насколько результаты лечения аллопатией — отрицательны.

К удивленно доктора Гэйварда, профессоры-аллопаты исключили из числа методов еще один, довольно распространенный, который он называет «эклектизмом». Гэйвард пишет в своей брошюре: «меньшее, но возрастающее число врачей следует другому методу. Эти люди—эмпирики, в высшем значении этого слова; они употребляют всякого рода лечения, к какой бы системе оно ни принадлежало и как бы противоположно общепринятым методам оно ни было, если только лечение это одобряется их разумом и опытом. Они отвергают выражения «аллопатия» с таким же жаром, как и выражение «гомеопатия», не придерживаются никакой «патии» и представляют из себя, на самом деле, эклектиков, как их часто и называют. Эти люди выказывают более терпимости к новой медицинской школе (гомеопатия), чем большинство профессии. В некоторых случаях они придерживаются выжидательного метода, в других употребляют так называемые специфические средства; в большом числе случаев они практикуют аллопатию в смешанной её форме, в других же — гомеопатию. Они составляют большинство тех, которые вновь открывают то, что давно известно гомеопатам, и вводят в общую терапию средства, взятые из гомеопатии, хотя редко признают источник своих вдохновений и охотно приписывают себе честь успеха, принятого ими метода. В общей практике люди эти оказываются успешными и хорошими врачами; некоторые из них профессора, занимающиеся фармакологиею и терапиею и тем оказывающие большую пользу развитию лекарствоведения, причем большая часть из них признает важность испытания лекарств на здоровых людях. Между наиболее известными писателями этой категории суть: Рингер, Росс, Брентон, Филлипс и Меррель — «самые ученые люди профессии», по словам Доктора Вилькса».

Об аллопатическом методе доктор Гэйвард говорит далее следующее: «аллопатия и антипатия. Эти системы составляют главную практику большинства врачей, особенно менее интеллигентных. Соединенные вместе, эти методы составляют настоящую паллиативную систему лечения, в противоположность излечивающей; и такому соединению двух систем обыкновенно дают название «аллопатии». В тех случаях, когда нельзя найти причины болезни или невозможно удалить её, аллопаты, окружив больного благоприятными условиями, назначают для облегчения выдающихся симптомов болезни (например, боли или бессонницы), лекарства, которые физиологически-насильственно уничтожают эти симптомы лишь на время, т. е. пока не окончится действие данного лекарства, или же дают лекарства, производящие противоположное патологическое состояние, и оставляя, таким образом, самую болезнь, как целое, не тронутою, развивают в больном, в добавок к той болезни, которою он уже страдает, еще новую лекарственную болезнь: это — антипатический метод. Настоящий же аллопатический принцип состоит в том, что можно удалить недуг, вызвав болезненный процесс в какой-либо другой ткани или другом органе, причем действие лекарства прекращаете первоначальное расстройство посредством отвлечения, замещения или противораздражения, или в том, чтобы дать покой больному органу, заставив другой орган исполнять его функцию. Принцип contraria contrariis curantur лежите в основе обоих этих методов. Ганеман указываете на то, что невозможно излечить хроническую болезнь паллиативными средствами, и на то, как трудно уничтожить болезненное состояние, произведенное ими. Много лет раньше Гиппократ писал: «при лечении нужно стремиться достигнуть двух целей — излечить больного и ни в каком случай не повредить ему». Антипатия самый простой и часто самый вредный вид аллопатии; при её употреблении реакция, проявляемая организмом на действие больших доз, заметно ожесточает симптомы первичной болезни. Некоторые врачи-аллопаты склонны более к замещающему методу, другие к прямо противоположному. Все они вообще постоянно прибегают к проносным, рвотным, раздражающим лекарствам, а также и к местным наружным средствам; они также употребляют, и притом не очень разборчиво, лекарства, известные под названием тонических (укрепляющих) и альтеративных (изменяющих соки)».

«Термин «аллопат» принято употреблять для обозначения всех тех, которые не практикуют гомеопатию. Это совершенно неверно. Не многие врачи в настоящее время придерживаются исключительно принципа аллопатии, а большая часть только иногда следует ему. Термин «аллопат» должен бы принадлежать только той обширной, но уменьшающейся категории врачей, чья рутинная практика зиждется на принципе аллопатии. Многие, называемые аллопатами, отвергают это название и признают принцип аллопатии только в ограниченном применении. Как закон, они ценят его более, чем закон подобия, но ни тому, ни другому не приписывают обширного практического значения».

«Некоторые врачи, особенно окончившие свое медицинское образование много лет тому назад, придерживаются старой системы и употребляют большие «героические» дозы; они действуют решительно, согласно поговорке: «пан или пропал», назначают несколько лекарств зараз и обыкновенно начинают всякое лечение слабительным, чтобы очистить первые пути (primae viae), как они выражаются. Эти люди практикуют аллопатию в худшей её форме и обыкновенно наносят значительный вред. Они часто хвастаются даже своим «героическим» лечением, как будто есть какая-либо отвага в их действиях; скорее все геройства на стороне их пациентов. В настоящее время число подобных врачей уменьшается; гомеопатия, общественное мнение и другие причины препятствуют им иметь многих последователей. Наблюдая их практику, мы получаем понятие о том, против каких методов приходилось вооружаться Ганеману. Они ничего не приобрели с развитием новой терапии и, что еще хуже, ничего не забыли из старой; они так же, как и их предки, прикладывают нарывные пластыри, дают проносные и рвотные, вызывают слюнотечение и очень уважают ланцет и заволоку; только боязнь просвещенного общественного мнения мешает им без разбора употреблять эти средства».

«Если к вышепоименованным классам врачей мы прибавим еще тех, которые считают панацеею от всех болезней гидропатию, противогнилостные средства (антисептические), алкоголь, погоню за бациллами (действительными или воображаемыми), электричество или еще какие-либо средства, каждое, впрочем, чрезвычайно пригодное в известных случаях, — то легко будет представить, как трудно решить, что именно из всего этого можно считать совершенною медициной. У большинства врачей есть свои коньки, лишь немногие практикуют исключительно одну какую-либо систему, почти все по временам прибегают то к той, то к другой из них».


<<Назад

Беседа восьмая>>


 

© 2013 Медицинские беседы. Powered by Kandidat CMS (0.0042 сек.)