Беседа X (окончание)

«Сила и материя относятся таким образом к пространству, как два конкурента. Чем больше материи заключается в известном пространстве, тем меньше возможно в нём проявление силы, т.е. движения; и чем больше движения мы желаем иметь в известном пространстве, тем меньше материи должно занимать место, необходимое для этого движения. Впрочем, мы имеем еще другие факты, объясняющие нам взаимное отношение молекул растворенного вещества; за решение этого вопроса мы примемся следующим образом».

«Если мы, например, растворим 100 грамм поваренной соли в 900 граммах воды, то молекулы поваренной соли будут размещены в пространстве, приблизительно в 10 раз большем, чем до их растворения. Так как число молекул не увеличено, то они занимают, естественно, в 10 раз большее пространство, и вопрос только в том, пользуются ли им молекулы для выполнения своих движений, или нет? Что первое допущение имеет на самом деле место, в этом убеждают нас так-называемые явления диффузии. Если соединить, например посредством трубки, 2 сосуда, из которых один содержит 10% раствора поваренной соли, а другой - только воду, то частички поваренной соли начинают переходить из первого сосуда во второй, и это движение прекратится лишь тогда, когда в обоих сосудах будет находиться раствор поваренной соли одинаковой концентрации. Если бы молекулы находились в покое, то подобный результат не мог бы получиться. Сущность этого явления выражают так: вещество, растворенное в какой-нибудь растворяющей среде, имеет по отношению к этой среде стремление распространяться в ней до бесконечности и обнаруживает таким образом свойства газообразного тела. Что растворенные молекулы соли находятся в движении, выходящем за пределы самого раствора, в этом можно убедиться благодаря возможности воспринимать запах растворенной материи в окружающем данный раствор воздухе. Дальнейшее неоспоримое положение есть то, что растворенная в жидкости материя распространяется в ней равномерно и присутствует в ней повсеместно. Это опять было бы немыслимо, если бы молекулы оставались неподвижными, находясь на известном друг от друга расстоянии, обусловленном степенью разведения. Это повсеместное распределение молекул только потому возможно, что последние, благодаря вышеупомянутому маятникообразному движению, заполняют все промежутки между своими соседями. Вопрос только в том, будут ли эти движения более энергичными, когда, по мере дальнейшего разведения, расстояние между молекулами увеличится. На этот вопрос можно отвечать утвердительно, на основании экспериментов и ежедневного практического опыта».

«Уже опыт с разрежением газа под колоколом воздушного насоса указывает на то, что с увеличением разрежения исчезают всё новые и новые количества тепла; то же самое замечается и при всяком дальнейшем разведении соляного раствора. Другой физический эксперимент следующего рода. Когда соединяют какой-нибудь слабый раствор с концентрированным раствором того же вещества таким образом, что между ними возникает электрический ток, то этот последний идет всегда от более разведенного к концентрированному, что служит доказательством того, что в разведенном растворе сосредоточивается большая сила, чем в концентрированном».

Установлен также факт, что с увеличением разжижения раствора сила тока увеличивается.

Затем профессор Иегер пишет:

«Второй эксперимент, доказывающий верность вышеприведенного положения, произведен мною с помощью моего метода измерения нервной системы. Я сказал выше: жизнь есть молекулярное движение; совместно с моими учениками я констатировал, что одно и то же вещество при его вдыхании производит тем более оживляющее на организм действие, чем оно более разжижено».

«Оживленное молекулярное движение разжиженных веществ сочетается с нашими внутренними жизненными движениями, и этим ускоряет последние, между тем как концентрированные вещества производят замедление жизненных движений, парализуют их. С этим гармонирует вся наша практическая опытность по отношению к пище, питью, жизненным продуктам, воздуху, воде и т. д., которая приводит нас к тому выводу, что всё чистое, тонкое, разведенное действует оживляющим образом, тогда как всё грубое, обыкновенное, массивное, концентрированное действует парализующим, подавляющим и отравляющим образом. Что такое процесс созревания вина в бочке, как не продолжающееся разжижение его летучих составных веществ, а именно эфира, и никто не станет оспаривать того, что старое, зрелое вино действует оживляющим образом в противоположность всем известному тяжелому, опьяняющему, т.е. парализующему действие молодого, незрелого еще вина. Мы можем выразиться так: паралич есть результат действия материи, т.е. её массы; оживление же есть результат деятельности силы, т.е. движения».

«Постараемся сделать общий вывод и обратимся опять к нашему примеру с поваренною солью. Бели мы хотим от поваренной соли химического или массового действия, то много дает много. Когда же мы имеем необходимость в молекулярном движении вещества поваренной соли, например если в каком-нибудь теле находится чрезмерное количество поваренной соли, через что это тело является малодеятельным, и мы желаем придать ему возможно-большее движение, то мы должны взяться за разведенный раствор поваренной соли, и чем он жиже, тем лучше; мы ведь желаем увеличить не самую массу поваренной соли, а только её движение, а это достижимо при помощи подмешивания по возможности разведенного раствора поваренной соли, что уже видно из простого вычисления. В десятипроцентном растворе поваренной соли 1/10-ю часть всего пространства занимает масса поваренной соли, а 9/10 его занято движением этой массы. Масса к движению относится, следовательно, как 1:9. В однопроцентном растворе поваренной соли 1/100 часть пространства занята массою, а 99/100 предоставлены движению её. Поэтому в однопроцентном, т.е. в более жидком растворе, находится в 11 раз более движения поваренной соли, чем в десятипроцентном, т.е. концентрированном растворе».

«Если бы официальные представители науки обратили внимание на эти простые и неоспоримые факты и захотели бы их изучать, то спор между аллопатией и гомеопатией, составляющий позорное пятно нашей науки, давно исчез бы с лица земли».

«В заключение еще раз: жизнь есть движение, и именно молекулярное движение. Центр тяжести учения о жизни лежит в области учения о движении, другими словами - в области физики, в особенности молекулярной. Химия, как наука о материи, бессильна в области учения о жизни; это утверждение есть не только теоретическое, но и испытанное в широкой степени на практике. Как известно, Либиху удалось показать односторонность химии в области физиологии растений, не только теоретически, но и практически: сельские хозяева - практики потратили целые миллионы на эксперименты по химическим сельскохозяйственным рецептам Либиха, и какой же получился результат?»

«В одном труде доктора Р. Браунгарта, профессора сельского хозяйства в Вейннстефане, находится следующее место:

«Если бы мы, желая выяснить эти важные отношения, предоставлены были исключительно земледельческой химии, то прошло бы, вероятно, еще очень много времени, пока мы могли бы избавиться только от одного этого заблуждения, так как не подлежит ни малейшему сомнению, что мы в технике земледелия и удобрения почвы ничего не получили и не можем получить от земледельческой химии».

«Под этим приговором подписываюсь и я по отношению к области животной и человеческой жизни и утверждаю, что зоохимия для техники питания и лечения человека и животных ничего не дала и дать ничего не в состоянии».

На этой превосходной записке профессора Иегера кончаю сегодняшнюю нашу беседу. Надеюсь, мы убедились, что растирания, разжижение и дозировка Ганемана есть вполне научное изобретение, до которого аллопаты даже не доросли и в конце XIX столетия. Про себя лично и могу сказать, что я, работая над дозировкою своих лекарств, убедился бесповоротно в этой истине на опыте.


<<Назад

Беседа одинадцатая>>


 

© 2013 Медицинские беседы. Powered by Kandidat CMS (0.0015 сек.)