БЕСЕДА ОДИННАДЦАТАЯ:

___________________

Современные фармакологические вопросы.

Нам следует перейти к рассмотрению специально фармакологических вопросов. Теорий о действии лекарств весьма много, но не следовало бы забывать при оценке их слов одного врача, который, между прочим, говорит (в № 56 der Deutsch. med. Ztg. 1884): «пора, наконец, принять к сведению предостережение, написанное на каждом листе истории медицины, что слишком широкие умозаключения, пристегиваемые к известным, даже весьма замечательным открытиям, всегда приводят к заблуждениям».

В бесконечных видоизменениях действия лекарственных веществ на животный организм аллопатия приобрела будто бы прочную точку опоры (?), благодаря тому факту, что химический состав имеет определяющее значение для физиологического действия и что все химически-сродственные между собою тела обладают также и однородным физиологическим действием. Поэтому-то подразделение лекарственных веществ, по их химическому составу и является единственно научным и, вместе с тем, естественным и практически верным. Всякая другая классификация, как по физиологическим, так и по терапевтическим действиям, неестественна и натянута, потому что, ведь, многие вещества, смотря по величине приемов, имеют совершенно противоположные физиолого-терапевтические действия. «Правда - говорят Нотнагель и Росбах - из числа этих химических основных действий мы знаем лишь очень немногие и для многих средств мы не имеем объяснения связи между химическим изменением и нарушением физиологических функций клеток».

Последнее признание уничтожает предыдущее. Правда еще то, что химический анализ есть далеко не всегда прочная точка опоры. Доверять одному химическому анализу могут люди такой науки, которая признает лишь металлы, маталлоиды, щелочи, соли, кислоты, алкалоиды и отвергает вообще всё растительное; но если пользоваться средствами в том виде, как они созданы природою, то химический анализ представится бессильным и вовсе не опорою для определения действия данного средства на организм. Тайна природы в большинстве случаев будет всегда тайною для человеческой науки, и химический анализ не может разрешить вопроса, из каких химических элементов состоит растение? Аллопаты предполагают только, что алкалоиды составляют основание растений, а мы читали признания профессоров, которые говорят, что алкалоиды может быть просто продукты выделения растений или вырабатываются ими с течением времени, в форме оборонительных орудий. Многие из содержащихся в этих смесях вещества не исследованы и неизвестны хотя сколько-нибудь. Доверие к химическому анализу ни к чему не привело аллопатию; химия не оправдывает этого доверия. Так например, растворяющими лекарствами, имеющими целью ускорить всасывание патологических продуктов, аллопатия называет ртуть, йод, слабительные и т. п. Но тут же профессоры прибавляют (стр. 11): «относительно их, однако же, всё равно, что нет никаких научных исследований». Далее, к аппетит-возбуждающим средствам относят пряности, горькие средства, небольшие количества алкоголя, кондуранго. Неужели благодаря химическому анализу можно все эти лекарства записать в одну классификацию? Между действием перца на организм и квассии или алкоголя и кондуранго столько же различий, как и в химическом, мало известном, их составе. Наконец, даже в одном и том же растении не все части его производят одинаковое физиологическое действие. Например, химический анализ не может разрешить вопроса, какая разница действия листа дуба, или его коры, или плода. Анализ определит, что вяжущее начало есть в листе, коре и желудях, но на этом кончается роль химии; дабы правильно определить действие их на болезнь или вообще на организм человека, нужен опыт, эмпирический способ. Анализ может определить сродство между некоторыми растениями, например между дубом, шиповником, мускатом, черемухой, рябиной и т. д., в которых действует вяжущее начало; но это химическое сродство далеко не доказывает, что упомянутые растения обладают однородными физиологическими действиями. Очень ошибается тот, кто руководствуется подобною классификацией; разница не только заключается в дозировке, но и в самом действии; результаты от употребления этих средств далеко не одинаковы. Конечно, аллопатия руководствуется в данном случае только незнанием физиологического действия большинства средств и потому их валит, так сказать, в одну кучу. Между тем профессор Шроф  говорит (S. 45): «даже лекарства, имеющие один и тот же элементарный состав, как датурин и атропин, обнаруживают весьма значительное различие в действии». Если аллопатия дозналась, что многие вещества, смотря по величине приемов, имеют совершенно противоположные физиолого-терапевтические действия, то тем более это должно проверить на опыте и эмпирический способ, единственно убедительный, откроет широкий путь к сознательному употреблению терапией лекарственных сил. Я обращаю внимание ваше, господа, на столь важное научное определение, которое, впрочем, нисколько не послужило для аллопатической фармакологии, и вместе с тем не понимаю, как можно отвергать действие так-называемых минимальных доз в гомеопатии, когда этот закон подтверждается самой наукой и признается ею открыто.

Весьма важно, при выборе средств, знать, как они воспринимаются организмом и какая, так сказать, судьба лекарственных веществ в человеческом теле. Нотнагель и Россбах пишут следующее (стр. 12): «кожа в неповрежденном состоянии не обладает способностью всасывать плотные, порошкообразные или растворенные в воде, нелетучие лекарственные средства. Одни только летучие тела, как эфир, хлороформ, эфирные масла, проникают через кожу внутрь организма».

Следовательно, это научное исследование прямо указывает, каковы должны быть наружные средства и большинство мазей, служащих для втирания. Спрашивается: отчего же строго-научная аллопатия действует в разрез науке и мажет нас всякими жирами и мазями? Если они приносят воображаемую пользу, то некоторые полагают, что лишь вследствие манипуляции втирания, более удобного при смазывании кожи. Но, в действительности, практика постоянно опровергает это определение науки. Далеко не одинаково действие простого коровьего или деревянного масла, втираемого в кожу, с мазями из растительных и минеральных веществ, также как не всё равно купать ли больного в простой воде или в отварах. Поэтому врачи очень часто руководствуются лишь фактами, которые заставляют забывать, теорию.

Далее Нотнагель и Россбах пишут: «напротив, все слизистые оболочки, начиная со рта и до прямой кишки, на первом плане, слизистые оболочки дыхательной и мочеполовой сферы, одарены энергичной всасывающей способностью по отношению к растворенным или, по крайней мере, растворимым телам; однако и тонко размельченные, плотные и нерастворимые вещества, например уголь, могут через слизистую оболочку проникать в тело и совершать в нём длинные пути. Путем диффузии вещества здесь направляются к поверхностным клеткам, в клеточные промежутки и лимфатические пути, далее - внутрь капилляров и вен и затем потоком лимфы и крови разносятся по всем областям тела. Всасывание начинается непосредственно вслед за прикосновением к слизистой оболочке, как это обнаруживается например, на языке почти моментальным вкусом; в желудочно-кишечном канале, даже при больших лекарственных дозах, оно может быть окончено по прошествии 5-15 минут, разумеется, если только желудок не наполнен чрезмерным количеством пищевой кашицы

«Соки пищеварительного канала не позволяют многим лекарственным веществам поступать в кровь в неизмененном виде, но видоизменяют их многоразличным образом. Нерастворенные тела растворяются водою слюны и желудочного сока, при содействии желудочной кислоты; металлы превращаются в соли, в особенности хлориды, в кишечнике - в альбуминаты; крахмал под влиянием слюны и сока поджелудочной железы переходит в сахар, а белок, благодаря желудочному и кишечным сокам в пептон; жиры переходят в эмульсию, иные ангидриды, как конвольвулин, растворяются одною лишь желчью. В кишечнике, благодаря сероводороду кишечных газов, образуются сернистые соединения. Таким образом, изменяются даже свойства лекарств. Вещества, могущие оказываться совершенно недействительными со стороны прямой кишки, делаются в желудке, благодаря превращению в растворимые соли, сильными ядами; равным образом некоторые ядовито-действующие в желудке вещества превращаются в кишечнике в нерастворимые сернистые соединения и становятся, таким образом, физиологически-недействующими. Даже в том случае, когда иные вещества, в конце концов, попали в кровь, они подвергаются новым изменениям, расщепляются под влиянием угольной кислоты или ферментов, так что например, из йодистых солей освобождается йод, или они соединяются с составными частями крови (так фенол, соединяясь с серной кислотой организма, превращается в фенол-серную кислоту и в таком виде утрачивает свои: сильно противогнилостные качества), или же они подвергаются восстановлению (горькие соли) или окислению (растительные соли, мышьяковистая кислота). Из крови затем совершается отложение в клетки и ткани организма, причем эти вещества остаются в последних более или менее продолжительное время. Иные вещества выделяются после такого промежуточного периода, другие же, после поступления в кровь, тотчас же выводятся мочою, желчью, слюною, слезами. Равным образом и в том случае, когда эти вещества были впрыснуты в подкожную клетчатку, их удается открыть некоторое время спустя в слюне, в жидкостях желудка и кишечника, в кале и, само собою разумеется, также и в моче. Поэтому многие вещества встречаются в слюне и моче, уже несколько минут спустя после введения их в желудок, например, йод уже по прошествии 5-9 минут. Наоборот, некоторые тела, как например свинец, могут целые года оставаться в организме в связанном виде, не выделяясь из него вполне».

Невольно, по прочтении этих научных данных, задаешь себе вопрос: почему же строго-научная аллопатия нам вливает в желудок и кишки громадные порции лекарства, когда они теряют там свои свойства? Минеральные воды пьются стаканами и даже иногда по два сразу.

Такова разница между теорией и практикой, и такова научная постановка строгой аллопатии. Между тем С. М. Фенн в статье «О всасывании и назначении лекарства через прямую кишку» ходатайствует за освобождение повинности желудка для внутренней терапии, отдавая предпочтение впрыскиваниям под кожу и в прямую кишку, так как желудок должен быть сохраняем для воспринятия и переваривания пищевых веществ. Прямая кишка, по убеждению Фенна, вполне вытеснит желудок для внутренней терапии, потому что и лекарственные вещества для своего всасывания не нуждаются в пептонизации и потому, при правильном выборе и показании их, а также при осторожном их применении и умелом сочетании, они могут быть вводимы через прямую кишку с полным достижением желанного результата (Deutsch; med. Ztg. 96. 85).

Дозировка аллопатических лекарств не выдерживает критики с научной точки зрения ни в каком отношении.

Профессоры Нотнагель и Россбах, говоря о качестве и силе действия лекарств, пишут: «физиологическое действие лекарственных веществ далеко не представляется абсолютно неизменным, но видоизменяется, с одной стороны, смотря по содержанию действующих веществ и величине приемов, а с другой, - правда в известных пределах, - смотря по виду животных, по возрасту, полу, индивидуальности, по их здоровью и болезни, равно и по времени применения».

Если это так, то спрашивается: возможно ли выработать правила дозировки лекарств и чтобы врач имел способ определения в точности необходимого количества лекарства для каждого данного больного? Содержание действующего вещества и величина приема могут быть выработаны лишь на опыте, и, конечно, приблизительно; но этого недостаточно, так как действие лекарства зависит еще от времени применения, от здоровья и болезни, от вида, возраста и пола больного, да еще главное-от индивидуальных особенностей пациента. Как всё это сообразить, рассчитать? Как выучиться по одному осмотру и расспросу угадывать необходимую для больного дозировку лекарства? Остается, конечно, один способ - заставить больного принимать наугад прописанное лекарство; если оно не подойдет, то изменить силу его (а тем временем можно ожесточить болезнь), потом снова, менять и т. д., пока не попадешь случайно на должную силу лекарства. Что тут научного? Казалось бы, если необходим закон, для выбора лекарства, то настолько же нужен еще другой - для определения дозы лекарства. А его нет ни в аллопатии, ни в гомеопатии. Мы увидим ниже, что гомеопатия вовсе не скрывает этого.


<<Назад

Читать далее>>


 

© 2013 Медицинские беседы. Powered by Kandidat CMS (0.0038 сек.)