Беседа XIII (продолжение)

Итак, по моему мнению, курсы гигиены будут только тогда полезны и будут читаться людьми, когда они превратятся в менее объемистые книги. И без советов науки, каждый человек знает, что ему необходимо дышать чистым воздухом, не жить в курной избе, питаться свежими продуктами, преследовать подделку и фальсификацию их по последнему слову химии, не спать у окна или наружной стены дома, не приучать тело к чрезмерному теплу и т. д.; но не всегда человек в состоянии исполнять эти свои естественные потребности. Поэтому важно, чтобы гигиена учила только тому, что во власти самого человека и что он забывает или действительно не знает.

Что гигиена, весьма целебная сила, это я, конечно, не оспариваю, но мое желание пролить истинный свет на этот предмет. В нынешнем веке полагают, что вера в авторитет доктора или профессора так же целебна, как и вера в Бога, и поэтому вскоре может быть смешают Св. Духа с духом писателя или композитора; но я не в состоянии с этим согласиться, как и с тем, что можно лечить той гигиеной, которую практикуют врачи, отвергающие ныне необходимость вмешательства лекарств. Истинная гигиена основана на строго-религиозных законах и, конечно, поэтому обладает большой силой, но о ней не может быть речи, в общежитейской обстановке, а та, которая постоянно практикуется и исключительно у постели больного, мало целебна и не может заменить лекарств.

Гигиена и лекарства - это силы, дополняющие друг друга, и они должны идти рука об руку. По этому поводу справедливо замечает проф. Флоринский в своем лечебнике (стр. 7): «здоровый и крепкий организм, привыкший противодействовать внешним вредным влияниям, гораздо труднее подвергается заболеванию и легче управляется с болезнью, чем организм слабый. Поэтому дети чаще заболевают и умирают, чем взрослые, а деревенское население, если только оно не изнурено непосильными трудами и лишениями, легче переносит болезни, чем изнеженное городское население. В деревнях нередко встречаются случаи благополучного исхода самых трудных повреждений и заболеваний, несмотря на отсутствие медицинской помощи. Это значительно облегчает задачу врачевания в деревнях; но, с другой стороны, там существуют и неблагоприятные условия для этого, именно в окружающей больного обстановке. Отсутствие приличного помещения и ухода за больными, а иногда отсутствие даже соответственной доброкачественной пищи и чистого воздуха, нередко противодействует целительным силам природы и усилиям искусственной помощи. Принимая это во внимание, нужно стараться при лечении всякой болезни, по возможности, щадить силы больного и доставить ему наиболее гигиеническую обстановку. В этом будет заключаться половина задачи лечения; вторая половина, собственно лечебная, может иметь успех только при соблюдении первого условия».

Основы гигиены вовсе не исключают из употребления лекарственные средства, что нам ясно доказывает гомеопатия; но, к прискорбию, аллопатия, заботясь о местном действии её химически чистых препаратов и давая громадные дозы лекарств, забыла, что последние противоречат основам гигиены. Например, каким образом может совершаться правильное питание или обмен веществ в организме, когда аллопаты своими громадными дозами лекарств явно нарушают пищеварение, отягощают желудок, парализуют кишки, поражают печень. А на основании первого закона гигиены необходимые для питания органы должны находиться в нормальном и здоровом состоянии. Ухудшая и замедляя процесс питания, они приближают больного к смерти, которая наступает с прекращением обмена веществ. Затем гигиена говорит, что для того чтобы кровь могла вполне выполнить свое назначение, т.е. питать организм, она должна течь живым потоком по всем частям тела, но аллопатия даже не замечает, что все сильные её лекарства увеличивают еще более неправильность кровообращения, и без того существующую в больном организме.

Сила живого потока - в полной зависимости от силы лекарства или производимого им давления на кровь, и каждый организм требует точного определения этой силы, лично для него необходимой. Слабая и большая сила лекарства одинаково могут способствовать нарушению кровообращения.

Повторяю, об этом вопросе ни одна система в медицине еще не думала. Впрочем, нам придется много беседовать по этому поводу впоследствии, при разборе моей системы лечения, основанной на вышеприведенных правилах гигиены или потребностях жизни.

Гигиена - это «искусство быть здоровым» и она учит предупреждать болезни. Можно найти много сторонников того убеждения, что «искусство предупреждать болезни могущественнее искусства их лечения». Может быть мои собеседники и запомнили слова одного доктора, возражавшего против гомеопатии на лекции д. Бразоля; он сказал: «гораздо важнее надеть на собаку намордник, чем лечить бешенство от укушения собакой». При подобной постановке вопроса невозможно спорить, но было бы справедливее, если бы этот врач разъяснил публике, можно ли предупреждать болезнь. В теории, в особенности столь наглядной, оно пожалуй и ясно, но на практике далеко неправдоподобно.

Весьма важно, однако, уяснить себе, можно ли предупреждать болезни или остается заниматься исключительно их искоренением.

Профессор-антрополог во Флоренции Мантегацца (брошюра «Искусство быть здоровым». Перев. Киев 1890 г.) по этому поводу пишет:

«Предупреждать или искоренять?

«Одна политическая партия держится того мнения, что нужно искоренять, другая - что необходимо предупреждать. Спор относительно этого был в свое время так упорен и горяч, что один министр даже должен был удалиться с арены деятельности, так как некоторым казалось, что он слишком много искореняет и мало предупреждает.

«В политике этот вопрос является одною из наиболее трудно разрешимых проблем. По теоретическим философским размышлениям оказывается, что на стороне предупреждения масса преимуществ, не говоря уже о возвышенности задачи и идеальности его; на практике же часто случается, что тот самый оратор, который прежде стоял за предупреждение и был противником искоренения, принужден сам искоренять, оставаясь при своем основном взгляде, как только он сделается министром.

«Искоренять ведь так легко: нарушит кто-нибудь общественный порядок или сделает какое-нибудь зло, его тотчас арестуют и удалят куда-нибудь; орудия, необходимые для этого, и люди, умеющие с ними обращаться, всегда находятся под руками. Не даром же существуют у нас жандармы, полиция, кандалы, веревки и тюрьмы.

«Но как предупредить преступление? Возмущение, например, организуется, но его не замечают, - зло подготовляется, но остается скрытым. Спрашивается, кого здесь схватить, где и как тут применить оковы?

«Вот потому-то политика искоренения гораздо употребительнее политики предупреждения, потому-то уже в продолжение стольких столетий наказывают и вешают, между тем как сравнительно только недавно начали культивировать этот редкий цветок, называемый предупреждением преступления, семена которого в настоящее время попадают на весьма еще бесплодные поля социологии и поливаются слезами сострадания, возбуждаемого несчастными. Из этих семян вырастут в будущем деревья, в тени которых будут некогда укрываться наши правнуки; но пока еще они лежат в бороздах, нам остается ждать... Мы ждем и на всякий случай держим под рукой оковы.

«Стоит лишь отнести всё вышесказанное к медицине, и мы получим те же данные и придем к тем же заключениям.

«Все конечно согласны с тем, что гораздо лучше предупреждать болезнь, чем искоренять ее, когда она уже появилась. Но так как первое гораздо труднее последнего, то уже испокон веку пользуются теми жандармами и полицейскими, которые называются врачами и аптекарями (да простят мне мои многоуважаемые товарищи это сравнение: я очень высоко ценю как жандармерию, так и полицию) и употребляют те различные мази, микстуры, инструменты, которые в медицине суть те же оковы и веревки и, к сожалению, часто те же виселицы и гильотины.

«С незапамятных времен у нас существуют врачи и лекарства для лечения болезней. Они были уже у доисторических людей каменного периода; мы находим их также у дикарей. Литература древних индийцев, китайцев и японцев содержит, тысячи медицинских произведений, но у нас до сих пор нет пи одного сочинения, в котором был бы подробно и основательно разработан вопрос о предупреждении болезней.

«Со своей стороны и я ратовал за искусство предупреждения болезней, и с этою целью издавал даже в продолжение многих, лет журнал, посвященный исключительно гигиене и предохранительной медицине. В своих «Основах гигиены» я предложил врачам посвятить себя этой новой специальности и называться «врачами-гигиенистами». На долю этих новых специалистов выпала бы разработка прекраснейшей и благороднейшей отрасли медицины.

«Они должны были бы тщательно изучать индивидуальные организации и вырабатывать для каждого отдельного человека соответствующий ему образ жизни, при котором он мог бы достигнуть максимума здоровья, продолжительности жизни и силы.

«Формулировать для каждого индивидуума показанные для него гигиенические и предохранительные меры.

«Научать каждого каким образом он может предохранить, себя от наследственных болезней и опасностей, представляемых, дурным климатом.

«Подавать советы при выборе жены, мужа и кормилицы».

«Руководить физическим воспитанием детей... Одним словом, более заботиться о здоровых людях для того, чтобы они не захворали, чем о больных, которые очень часто выздоравливают, без врача и даже вопреки ему».

Программа, предлагаемая д. Мантегацца, как видите, не только интересна, но и крайне заманчива. Действительно, она нова и имеет в основе такие положения, которые выработаны лишь научной медициной, как гомеопатия. Я подразумеваю изучение индивидуальной организации человека и каждого в отдельности. Как можно установить и выработать для каждого отдельного человека соответствующий ему образ жизни, который бы заменил всегда лекарства, следует видимо поучиться у проф. Мантегацца. А что же, может быть, это и мыслимо? Во всяком случае вступительная речь профессора заманчива, и нельзя не познакомиться с его теорией, касающейся самого важного вопроса, в жизни человека.

Далее он пишет следующее:

«До настоящего времени искусство предупреждения болезней имеет, насколько мне известно, еще мало поборников, но нужно правду сказать, что наши теперешние врачи всё более и более приходят к заключению, что предупреждать лучше, чем искоренять.

«Что касается меня, то я за мою долголетнюю практику имел, только два случая, где ко мне обращались за предохранительным врачебным советом».


<<Назад

Читать далее>>


 

© 2013 Медицинские беседы. Powered by Kandidat CMS (0.0011 сек.)