Беседа XIII (продолжение)

«Чтобы достигнуть обеих этих целей, я и рекомендую подобным больным русские или турецкие бани или же еще лучше грязевые ванны в Acqui. Ежегодно сотни здоровых по-видимому людей стекаются в Acqui, где они без всякого совета врача подвергают себя профилактическому лечению. Это суть люди, у которых когда-то был ревматический припадок, ломота в членах или нечто в этом роде, и которые, не дожидаясь вторичного повторения болезненных симптомов, отправляются заблаговременно в Acqui, чтобы там принять несколько грязевых ванн. Таким образом эти господа, жертвуя несколькими днями, избавляют себя весьма действительным образом от дальнейших припадков начинающейся болезни.

«Я знаю одного господина, который уже в течение многих лет ежегодно посещает Acqui, где он лечится грязевыми ваннами и чуть ли не в продолжение 50 лет еженедельно (даже в январе) купается в русской паровой бане. Несмотря на свой почтенный 84-летний возраст, господин этот постоянно работает, весел и вообще вполне еще наслаждается жизнью в то время, как большинство людей его возраста не только не находят в ней никакого удовольствия, но даже тяготятся ею.

«Далее я советую носить круглый год фланель и в начале каждой весны и осени пить немного щелочной минеральной воды. Для этого достаточно выпивать ежедневно за столом в продолжение двух месяцев по бутылке Vais (Source de St. Jean или Source Pauline) или же Colalli (Тоскана).

«Наконец для лиц, страдавших сильными подагрическими припадками или мочевыми камнями, уместно будет пользование Карлсбадской водой или Vichy. В крайнем случае можно всыпать щепоть двууглекислой соды в обыкновенную воду и пить ее вместо минеральной.

«Кто страдает воспалением суставов и имеет детей, тот должен употребить все усилия, чтобы оградить их от всего того, что в детском и юношеском возрасте ведет обыкновенно к ревматизму. В этих возрастах болезнь эта роковым образом влияет на сердечные оболочки (собственно на внутреннюю оболочку-сердечную сумку) и у ребенка, даже благополучно избегнувшего ревматических припадков, может, тем не менее, впоследствии развиться сердечный порок, который преждевременно сведет его в могилу иди же отравит жизнь как ему, так и окружающим».

«В заключение мы изложим те десять заповедей, соблюдение которых обязательно для всякого, несомненно страдающего ревматизмом:

1. Больше воды, чем вина;

2. Больше овощей, чем мяса;

3. Больше фланели, чем холста;

4. Больше движений, чем покоя;

5. Больше тепла, чем холода;

6. Больше щелочных, чем других минеральных вод;

7. Больше воздержанности, чем свободы в половых отношениях;

8. Больше гигиенических мер, чем врачебных средств;

9. Больше постоянства в малом, чем излишества во многом;

10. Больше грязи из Acqui, чем какой бы то ни было другой.

Тард, разбиравший известную книгу (Ferri Socialismo е criminalita) в особой статье говорит следующие печальные мысли:

«Доказано - пишет он, - что благополучие в жизни не только не может упорядочить людей или послужить для них двигателем нравственности, но с первого взгляда даже кажется, что оно их портит, не принося с собою решительно ничего хорошего.

«Но разве это действительно так? Если да, то наше глубокое убеждение, основанное на старинной истине, будто счастье нас улучшает, а несчастье - портит, оказывается вполне несостоятельным. К сожалению, первое не влияет на нас настолько хорошо, насколько последнее дурно. Люди, без сомнения, чаще счастливы, чем добры, чаще несчастливы, чем дурны, и этого вполне достаточно для того, чтобы ко всему относиться с нисхождением.

«Неблагополучие в жизни и счастье - это две различные вещи, которые не обусловливают друг друга. Это лучше всего доказывается количеством преступлений, возрастающих сообразно прогрессу нашей цивилизации и свидетельствующих о том печальном факте, что наше общество, несмотря на свои богатства, свои лучшие жизненные условия и более усовершенствованные средства на все эти неоспоримые преимущества, все таки в общем несчастливо. Напротив, оно делается с каждым днем всё более и более несчастным, по мере того, как выходит из границ своего прежнего равновесия, не находя при этом тех новых жизненных начал, которые внесли бы за собой повсюду полную гармонию.

«Для того, чтобы быть счастливым - далее говорит Tarde - нашему обществу недостает с одной стороны твердой веры и широкой надежды на лучшее будущее и с другой - чувства известного самоотвержения или, лучше сказать, более или менее высокой, освященной традицией, нравственности, ибо немыслима истинная цивилизация, если она не будет зависеть от притягательной силы того или другого из этих полюсов, если она не будет удовлетворять тому или другому из этих основных условий единичного и социального существования. Вот почему наше общество страдает постепенно возрастающей болезненностью, как это доказывает всё чаще и чаще повторяющиеся случаи умопомешательств и самоубийств, не говоря уже о непомерном распространении всяких социальных идей».

«Но знаете ли вы - спрашивает Мантегацца - каковы последствия всех этих печальных истин? Послушайте, с какой жестокой откровенностью говорят об этом знаменитый Maudsly:

«Человек, желающий быть счастливым, может поступать только двояким образом: или он должен быть настолько гибким и изворотливым, чтобы уметь применяться к обстоятельствам, или же, наоборот, настолько крепким, чтобы приспособлять обстоятельства к себе. Если он не в состоянии поступать, ни так, ни иначе, то он сделается сумасшедшим, самоубийцей, преступником, или же должен будет обратиться к общественной благотворительности.

«Но я, движимый быть может своим оптимизмом, позволю себе исправить в этом безжалостном приговоре некоторую опечатку. Нет, по-моему, такой человек, который не умеет быть достаточно гибким или крепким, который не обладает печальным мужеством, необходимым на то, чтобы решиться на самоубийство или преступление, но который не сбился окончательно с пути, не будет ни преступником, ни самоубийцей, а только несчастным человеком»,

«Все мы, европейцы (в особенности принадлежащие к средним и высоким общественным слоям), заражены одной и той же нервностью. Это добро получено нами по наследству, от которого мы можем избавиться только благодаря разумной и настойчивой гигиене, как я уже пытаюсь доказать это в продолжение многих лет. Многие даже особенным образом нервны и крайне расположены к заболеваниям центральной нервной системы.

«Нервные болезни принадлежат к наследственным и для умопомешательства наследственность доказана почти в 50% всех, случаев. Неврозы и сумасшествие чаще передаются и отражаются на большем числе детей в том случае, если они идут со стороны матери, причем от неё они чаще переходят к женскому потомству, а от отца к мужскому. Но при всём том нельзя, однако, сказать, чтобы наследственность распространялась на всё потомство без исключения и чтобы она всегда передавалась только в прямом поколении. Она может миновать одно поколение, перейти даже к боковой линии и отразиться только на мужском потомстве. Наконец, она может быть по своему характеру перемежающейся, именно одному ребенку передаваться, а другому нет, или же переходить в скрытой форме, т.е. обнаружиться, положим, у сына в виде какого-нибудь нервного расстройства в то время, когда отец его, по-видимому, еще совершенно здоров.

«Неврозы могут при передаче существенно изменяться. Так, дети душевнобольных родителей обнаруживают иногда признаки эксцентричности, тупоумия, ипохондрии, пугливости, эпилепсии - болезней, которыми ни отец их, ни мать не страдали, или же, в противоположность им, обладают хорошими способностями. Нередко замечается также, что от эксцентричных или страдающих конвульсивными припадками родителей рождаются душевнобольные дети.

«Наклонность к заболеванию центральной нервной системы - говорит профессор - обнаруживается уже в раннем детстве, безразлично, будет ли она наследственной или нет. Такие дети отличаются всегда большой раздражительностью и чрезвычайно резкими переходами от радости к слезам; некоторые из них очень легко приходят в сильнейшее возбуждение или гнев во время радости или горя и необыкновенно быстро меняют свое расположение духа, становясь то очень веселыми, то слишком мрачными. Кажется, что по отношению к ним все вредные внешние влияния ударяют постоянно по одним и тем же нервным клавишам и подобно тому, как внезапные температурные колебания вызывают у них почти всегда невралгии, так точно глисты обусловливают обыкновенно судорожный припадок, а ничтожная лихорадка - легкий бред.

Многие дети, которых мы считаем избалованными, в сущности только нервны, и если бы мы их изучали с любовью и терпением вместо того, чтобы строго наказывать, если бы мы занялись лучше их профилактическим лечением вместо того, чтобы их пороть, то этим мы облегчили бы будущность как им, так и себе, не говоря уже о том, что были бы более гуманными и разумными воспитателями».

По мнению Мантегацца, с предрасположением к нервным, болезням или, лучше сказать, с нервностью, можно с успехом бороться, если только взяться за дело вовремя. Нужно помнить, что на нервную систему возможно действовать как в хорошем, так и в дурном направлении только весьма постепенно, и те незначительные ежедневные влияния, которым мы подвергаемся по требованиям гигиены и воспитания (что в нашем случае одно и то же), образуют капля по капле ручеек, реку и даже целое море.

Прежде всего, нужно всегда иметь в виду, что телесные упражнения, пребывание на свежем воздухе и холодная вода суть лучшие друзья, а кофе и другие возбуждающие напитки, равно как всевозможные страсти и пороки суть, наоборот, самые страшные враги нервной системы.

Само собою разумеется, что к этим основам всякого лечения нервных болезней должно еще присоединиться столь важное по своему значению профилактическое лечение.

Далее следует обратить внимание на тот факт, что чрезмерное занятие гимнастическими упражнениями или слишком резкие температурные колебания могут повлиять очень дурно, ибо, благодаря им, может развиться наклонность к двигательной атаксии (или, как обыкновенно говорят, к воспалению спинного мозга), и притом от этих причин гораздо чаще, чем вследствие прегрешений 6-й заповеди.

«Но то, что хорошо для одних, - пишет Мантегацца, - может, оказаться бесполезным или даже вредным для других. Поэтому если дети нервны и в семье есть случаи тяжелых нервных заболеваний, зовите скорее врача, чтобы он вас исследовал, подал вам свой совет и лечил вас, пока вы сравнительно здоровы, чтобы не пришлось лечить вас, когда вы заболеете серьезно.

«Ни одна болезнь нервной системы не так страшна, как умопомешательство. Что касается меня, то я, как и многие другие вероятно, готов потерять скорее жизнь, чем рассудок. Однако и здесь, как повсюду, профилактика играет чрезвычайно большую роль. Вот почему так важно распознавание первых симптомов, которые возвещают нам о приближающейся опасности душевного расстройства.


<<Назад

Читать далее>>


 

© 2013 Медицинские беседы. Powered by Kandidat CMS (0.0016 сек.)