Беседа XIII (продолжение)

«Прежде всего должно обратить внимание на связь между душевным расстройством и его предполагаемою причиной.

«Если, например, молодая чувствительная девушка потеряет, свою мать, то с ней могут сделаться судороги, припадок бреда, она может даже на время лишиться рассудка, но вы однако не сочтете всё это действительным расстройством нервной системы. Временные нарушения психической сферы, замеченные у неё, даже очень серьезны, но они вполне соответствуют причине, вызвавшей их.

«В другой раз вы наблюдаете, положим, что тихий и спокойный человек становится постепенно печальным и меланхолическим. Причину этого вы ищете то там, то здесь, и после долгих усилий вам кажется, что она найдена: человек этот был оскорблен несколько времени тому назад одним из своих друзей. Но полученное им оскорбление так незначительно, что его решительно нельзя считать причиной происшедшей катастрофы. Тем не менее, в этом случае вы должны согласиться, что рассудку этого несчастного грозит серьезная опасность.

«Общий паралич может протекать долгое время в скрытой форме, выражаясь нервной слабостью иди какой-нибудь манией, Тут-то и нужна огромная опытность, чтобы суметь распознать, эту болезнь в этом периоде её развития. Симптомы, которыми вам приходится руководствоваться, в высшей степени непостоянны: в одних случаях вы наблюдаете упорные головные боли, в других - судорожные или апоплектические припадки, в третьих внезапные обмороки, бессонницу или же меланхолическое удрученное состояние духа.

«Меланхолия часто предваряется бессонницей. Больной перестает заниматься своим делом, не думает больше о своих обязанностях, забывает о еде, сне и т. п. Часто несчастный делает всевозможные усилия, чтобы развлечься, но это ему не удается. Ему ничто не нравится, он ищет уединения, не разговаривает с женой и детьми и становится ко всему равнодушным.

«Удар также может быть в некотором смысле назван нервной болезнью, несмотря на то, что главная причина здесь заключается в разрыве мозговых сосудов, вследствие сильного перерождения их стенок, или в сердечном пороке. Хотя он и принадлежит к внезапно-наступающим болезням, на что указывает уже само название его, однако и ему почти всегда предшествуют некоторые симптомы.

«В народе существует обыкновенно преувеличенное представление о значении так называемого апоплексического habitus’а (наружного вида), который характеризуется короткой шеей, тучностью тела и проч. Есть много людей с подобной конституцией, с которыми однако не только ни разу не приключился удар, но которые даже никогда и не будут иметь его: между тем как, с другой стороны, масса заведомых апоплектиков суть люди с длинной и тонкой шеей и со слабым и худым телом.

«Предрасполагающим моментом является здесь прежде всего наследственность. Но если даже она исключается, все-таки будьте в высшей степени осторожны с субъектами, которым перевалило за 50 и у которых при исследовании пульса вы ощущаете под пальцем твердую, почти как хрящ артерию, а в глазу у наружного края роговой оболочки замечается темное, белое или же желтоватое колечко. Если же к подобным симптомам присоединяется еще непреодолимое желание заснуть после каждого обеда, частые головокружения при здоровом желудке и по временам даже неожиданные потери сознания, тогда, не медля ни минуты, зовите скорее врача.

«Иногда удается совершенно предотвратить или, по крайней мере, задержать угрожающий апоплексический припадок употреблением исключительно растительной пищи, строгим воздержанием от спиртных напитков, переменой климата, ножными ваннами или наконец слабительными средствами.

«У кого уже раз был удар, тот должен употребить все усилия на то, чтобы предупредить повторение его, потому что эта болезнь принадлежит, к несчастью, к разряду тех, которые являются в нескольких изданиях и, понятно, когда она выйдет в свет последним заключительным изданием, тогда уже поздно думать о каком бы то ни было профилактическом лечении.

«Поэтому не пугайтесь все вы, у которых отец, мать, брат или сестра умерли от удара, но принимайте заблаговременно необходимые меры и вообще будьте настороже. Превратите ваш безумный страх, отравляющий жизнь, в мудрую предусмотрительность и помните, что хотя удар и есть внезапная болезнь, но неожиданным он является для нас только тогда, когда мы не поняли или вернее не хотели понять всех резко бросающихся в глаза признаков, которые указала нам сама природа. В самом деле, чем могут помочь поезду все фонари и красные сигналы, если их не замечает машинист? Такой поезд идет прямо к своей гибели и его крушение будет неизбежно. Почему? - Потому, что машинист не видел вовремя того, что должен был видеть».

Переходя к паразитным болезням, Мантегацца пишет шутливо:

«Надо полагать, правду говорят, будто человек есть любимое творение мира, ибо помимо того, что его пожирают волки, медведи, пантеры, львы и тигры, помимо того, что его жалят змеи, пчелы и осы, еще и мириады всяких растительных и животных паразитов проникают, откуда только возможно, в его организм, ползают по его коже, пробираются в его легкие и даже кровь и убивают его. Действительно, на свете уж слишком много всяких созданий, которые, к нашему несчастью, любят нас и хотят пользоваться правом нашего гостеприимства. Но нужно им отдать справедливость, они гораздо вернее тех любовников, которые у ног прекрасных дам клянутся в вечной верности, потому что они не изменяют нам до самого гроба - мало того - сопровождают нас даже в могилу.

«Чтобы предохранить себя от всей этой благодати, чтобы спастись от всего этого Ноева ковчега и прекрасной растительности, живущих на наш счет, необходимы более действительные средства, чем броня наших броненосцев. Мало того, средства эти должны быть весьма разнообразны, смотря по тому, с кем приходится иметь дело. От тигра например, мы защищаемся ружьем, а от малярийной бациллы - хинином; от укушения змеи мы спасаемся известными предосторожностями во время ходьбы, а от солитера - тщательным осмотром мяса, употребляемого нами в пищу, ибо известно, что сырое мясо нередко вызывает заболевание этим глистом.

«Все эти паразиты особенно страшны для нас тем, что они незаметно подкрадываются к нам: они не заявляют о своем, приближении воем, как волки, не гремят, подобно гремучей змее, и не вызывают нас открыто на бой, как это делали в старые добрые времена рыцари, - в том то и беда, что они невидимы для нас, непостижимы, как речь гегелианца, и бессодержательны, как стихи какого-нибудь современного поэта. Они проникают в наш организм с водой, которую мы пьем, с воздухом, которым мы дышим, оседают из него на бумагу, на которой мы пишем, на цветок, который мы нюхаем; кружатся в солнечном луче, проникающем к нам ранним утром через полуоткрытые ставни, носятся вокруг свечи, при свете которой мы ложимся спать. Никакой ветер не может их развеять, никакая молния - уничтожить. Непрошеными гостями являются они и в царских палатах, и в хижинах бедняков. Словом, это настоящие полноправные палачи природы, которые без законов и суда, без адвокатов и прокуроров являются там, где люди скучиваются в чрезмерном количестве, и шепчут им: «братья, помните, что вы должны, умереть.

«Однако, если нам так трудно, почти невозможно, найти воздух чистый и свободный от бацилл, за то мы можем гораздо легче вооружить свой организм таким образом, чтобы все эти ничтожные, но в высшей степени опасные для него паразиты не находили в нём среды, благоприятной для своего развития.

«Так как быть слабым значит приблизительно то же, что и быть больным или почти больным, то всё, что ослабляет наши силы и так или иначе вредит нашему здоровью, способствует, усилению этих ужасных бацилл».

О болезнях печени Мантегацца пишет:

«Хотя мы еще весьма мало знакомы с физиологическою ролью в нашем организме печени, этого самого большого органа брюшной полости, но мы, тем не менее, знаем, что он имеет весьма, важное значение для кровообращения. Это видно уже из того, что желчь состоит, главным образом, из отживших красных кровяных шариков, утративших способность совершать свои многочисленные функции в организме. Кроме того, нам известен факт, что если желчь попадает вследствие каких-нибудь причин обратно в кровь, то она производит подавляющее действие на деятельность сердца и вызывает общее отравление организма.

«Печень может заболевать весьма различным образом, но клетки её - что удивительно - почти не перестают выделять желчь даже и в том случае, например, когда они подвергаются давлению со стороны накопившегося в ней жира и дегенерируются.

«Болезни её особенно серьезны потому, что они затрагивают психическую сферу больного, который нередко впадает при этом в меланхолию или даже глубокое отчаяние. С другой стороны, и все нравственные страдания имеют какую-то роковую связь с этим органом, предрасполагая его к разнообразным заболеваниям».

Для предупреждения болезни печени Мантегацца советует питание и воздержание от крепких напитков.

Болезни мочевого пузыря, часто наследственные, ухудшающиеся от злоупотребления спиртными напитками и невоздержанности в половых отправлениях, требуют также, как и болезни матки, происходящие от сидячего образа жизни и неправильности в половых сношениях, строгого исключения этих причин.

О болезнях кожи Мантегацца говорит, между прочим, следующее:

«Только для некоторых из них патология твердо установила факт зависимости их от различных животных и растительных паразитов, между тем как причина происхождения многих других болезней до сих пор остается невыясненной. Относительно их мы можем делать только более или менее верные догадки, предполагая, что в одних случаях болезнь является вследствие недостаточного питания кожи, в других обусловливается ненормальным состоянием крови и, наконец, в третьих сводится, по-видимому, к расстройству тех нервов, которые заведуют распространением питательных соков в коже. Что же касается некоторых отдельных случаев, то относительно их нам приходится принять, что они являются следствием известных болезненных изменений желудка и кишок. Само собою разумеется, что и профилактическое лечение всех этих случаев будет сообразно этому весьма различно.

«В общем, лучшим средством, предохраняющим от развития накожных болезней, если только они не паразитарного происхождения, являются чистое и опрятное содержание кожи, частые обтирания её прохладной водой для уменьшения её чувствительности, забота о правильном желудочном и кишечном пищеварении, серные ванны летом в течение непродолжительного времени и наконец осторожное употребление раздражающих блюд и напитков».

В болезнях желудка и кишечника, разумеется, люди виноваты большею частью сами. Они являются обыкновенно благодаря слишком усидчивым занятиям, сну после обеда или же вследствие злоупотребления спиртными напитками и пищею. Мантегацца говорит:

«Многие страдающие желудочно-кишечными расстройствами строго придерживаются буквы гигиены, думая, что в этом заключается их спасение. Но подобное слепое исполнение всех общих предписаний гигиены, имеющих в сущности смысл только для здоровых людей, нередко приносит даже значительный вред. Каждый из нас должен придерживаться своего особого режима, выработанного путем опыта исключительно для него.


<<Назад

Читать далее>>


 

© 2013 Медицинские беседы. Powered by Kandidat CMS (0.0014 сек.)