Беседа XV (продолжение)

Перейдем теперь к физическим действиям температур. Как ни кажется странным и удивительным, на первый взгляд, но это неоспоримо, что при самых различных климатических условиях, наше тело отличается постоянством температуры. Известно, что живой организм теплокровного животного сохраняет почти совершенно одну и ту же температуру и в жарких странах - под экватором и в холодных странах - под полюсом. Как объяснить этот факт, что холодная среда не охлаждает, а теплая не повышает температуру тела за нормальную среднюю величину? Во-первых тем, что температура нашего местного климата - воздуха, заключающегося внутри нашей одежды, зависит от нашей воли. «Человек - говорит Samuel - обязан относительным постоянством своей температуры лишь обширной сумме приспособлений в виде одежды, жилья, отопления и произвольного движения». Поэтому Samuel справедливо говорит, что из всех условий жизни те, которые служат для согревания, стоят на первом плане и требуют даже более быстрого удовлетворения, чем условия, нужные для питания. Наибольшая часть человеческого труда прямо или косвенно посвящена сохранению постоянства его температуры. Если мы восторгаемся удивительным сохранением температуры тела у человека от тропиков до полюсов, то при этом мы молча делаем целый ряд предположений. Чтобы сохранить свою температуру, человек должен есть мало и холодную пищу под тропиками и, наоборот, - много жира и согревающего под полюсами. Летом он должен иметь хорошо проводящую тепло одежду в небольшом количестве, а зимой много одежды и притом дурно проводящей тепло. Те помещения, в которых он остается в покое, он должен согревать зимой, а летом держать прохладными и в тени. В холодное время года, находясь под открытом небом, он должен прилежно двигаться, а летом избегать всякого напряжения. Иначе нельзя поручиться ни за что; иначе может случиться и, действительно, нередко случается, что зимой члены его закоченеют, что он совершенно замерзнет, а летом погибнет от солнечного удара. Одним словом, та нормальная температура человека, которой так много удивляются, есть продукт культуры, тщательно вырабатываемый и требующий столь же тщательного сохранения. То обстоятельство, что мы сумели превратить в преимущество человека над животными нашу прирожденную беззащитность относительно холода, благодаря искусственной защите сообразно с частными условиями, нисколько не изменяет нашего положения в том случае, когда мы лишаем себя в большей или меньшей мере этой защиты. Необходимость сохранения нашей температуры для того, чтобы оставаться живыми, была причиной, создавшей индивидуальную одежду, постоянное присвоение нами предметов внешнего мира и, следовательно, первых зачатков собственности, даже и при самых примитивных условиях имущества. Различия в величине этой потребности и теперь еще составляют причину самых глубоких и богатых по своим последствиям различий между народами земного шара.

Далее проф. Винтерниц доказывает, что, однако, живое тело под влиянием холода охлаждается менее и под влиянием тепла менее согревается, чем сколько следовало бы при соприкосновении сред, отличающихся одна от другой по своей температуре.

Как при физиологическом, так и при патологическом исследовании мы должны стремиться к тому, чтобы выяснить физические свойства отдельных процессов. Точно также и в терапии мы должны стремиться к тому, чтобы выяснить наши успехи прямо физическими влияниями и, таким образом, свести их на естественнонаучное законное начало, а не зависеть в них от случая. Теплота составляет одно из существенных условий для проявления жизненных процессов, и образование её в теле обусловливается химическими и физическими процессами. Как местное, так и общее проявление жизни связаны с определенной температурой. Слишком низкие и слишком высокие, как местные, так и общие температуры вызывают глубокие изнурения, как в местных, так и в общих условиях питания и обмена веществ. Говоря вообще, понижение температуры, как местное, так и общее, должно вести к замедлению обмена веществ, к замедленному или совершенно прекращенному образованию ячеек. Холод мешает жизни клеточек, их размножению, делению и почкованию. Обратного, говоря вообще, следует ожидать от повышения температуры, как местной, так и общей.

Стало быть гидротерапия должна доказать, что физические законы сохраняют свою силу и для живого животного организма и что она может по произволу менять температуру тела и его частей, отнимая или доставляя тепло.

Прежде всего, не подлежит никакому сомнению, что среды, приходящие в соприкосновение с живым телом и отличающиеся от него по своей температуре, стремятся придти с ним в равновесие. Стало быть, если привести живое тело в соприкосновение с более холодной или теплой средой, то оно будет или отдавать, или принимать тепло. Но эффект согревания и охлаждения в живом теле иной, чем следовало бы ожидать, основываясь на одних только физических отношениях, как это применимо к неживому телу. Кому не случалось видеть детей и взрослых людей, руки которых долгое время подвергались самым низким градусам тепла, и, тем не менее, все-таки, оставались горячими. Если положить на какую-либо часть тела лед, то как бы долго ни продолжалось его лежание, до тех пор, пока не превратится жизнь данной части, до тех пор не получится полного выравнивания температура между соприкасающимися частями. Живая часть всегда будет оставаться более теплой, нежели та среда, с которой она соприкасается, и которая отнимает от неё тепло. Точно также, если какую-либо другую часть тела согревать припарками или теплыми компрессами, разница в температуре между согревающим веществом и поверхностью тела не уничтожится, пока не прекратится совершенно жизнь данной части: согреваемая часть тела будет холоднее, нежели вещество, доставляющее тепло. Следовательно, нельзя не признать за живым животным организмом способность согревать и охлаждать себя. Если всмотреться ближе в части, подвергающиеся крайним термическим влияниям, то оказывается, что они очень красны и несколько набухли; тотчас же видно, что доставка крови к ним повышена, что все сосуды их расширены, что они сочнее; нередко можно видеть и обратное явление. Встречаются люди, у которых после более или менее продолжительного действия холода периферические части, подвергающиеся этому действию, несмотря на соответственную доставку тепла, целыми часами не согреваются вновь. Такие, по большей частя периферические части тела имеют трупный бледный вид; они кажутся как бы сморщившимися, холодны на ощупь, как мрамор; и обладатель их чувствует в них напряжение и стягивание, которые могут даже быть болезненными. Таким образом, холод в одном случае вызывает непосредственно красноту и расширение сосудов, прилив к органу, подвергающемуся раздражению, а в другом, при той же силе раздражения, - сильную судорогу сосудов, могущую совершенно прекратить кровообращение в данной части. В первом случае в частях, подвергающихся действию холода еще во время этого действия или вскоре после него, наблюдается краснота, сочность и теплота; а во втором - часть даже, и перенесенная в высокую температуру, более или менее долгое время остается бледной и холодной; если судорога сосудов продолжается долго, то развивается расстройство питания, свойственное полному прекращению кровообращения; при высших степенях получается холодное омертвение частей.

Теплота, хотя и реже, тоже может обусловить судорогу сосудов, но в большинстве случаев она вызывает расширение сосудов и ускорение кровообращения. Если мы представим себе влияние этих изменений в кровообращении на местную температуру, то мы поймем, почему при соответственном действии на ток крови холод не в состоянии понизить местную температуру на столько, на сколько это соответствовало бы физическим условиям, и почему тепло не в состоянии повысить местную температуру настолько, насколько этого следовало бы ожидать по физическим условиям. Мы видим, стало быть, что температура каждой части тела зависит прямо от условий кровообращения, и притом в такой мере, что местная температура управляется гораздо более быстротой кровообращения, чем температура окружающей среды.

Каждая новая волна крови, притекающая к охлаждаемой части, приносит с собою и тепловую волну. Эта последняя вознаграждает часть тепла, отнятого охлаждающей средой. Она мешает слишком низкому падению температуры в тканях, подвергающихся действию холода; она же не дозволяет слишком глубокого проникновения охлаждающего действия к внутренним органам. Волна крови, отдав часть своей теплоты, возвращается, конечно, охлажденной к внутренним органам и, уступает свое место новой волне, имеющей температуру сердца. При опасности согревания вследствие соприкосновения с более высокими температурами, кровяные и тепловые волны принимают на себя обратную роль. На этот раз кровяная волна, с её сравнительно низкой температурой, действует уже как охлаждающее средство; часть тепла, доставляемого к данному месту, отводится кровью и распределяется во всём организме; таким образом, местное вредное влияние уменьшается и в то же время, вследствие увеличения отдачи тепла на других местах, или вследствие других приспособлений, ослабляется опасность согревания. Такова часть тех физиологических процессов, которые замедляют и задерживают слишком быстрое проникновение холода и тепла к внутренним органам. К средствам, охраняющим тело от температурных влияний, нужно также отнести и судорогу сосудов, вызываемую действием холода и совершенно мешающую кровообращению в охлаждаемом органе. Органические ткани, сами по себе, суть худые проводники тепла; органические жидкости проводят тепло несколько лучше. Если чрез охлаждаемое место тела постоянно проходит хорошо проводящая тепло жидкость, то понятно, что эта последняя должна охлаждаться, и, возвращаясь с более низкой температурой во внутренние органы, охлаждать их. Если же вследствие судороги сосудов кровообращение прекращается, то среда, отнимающая тепло, может обусловить местное понижение температуры, только отвлечением тепла через худо проводящие ткани. Ток крови не приходит при этом, в непосредственное прикосновение со средой, отнимающей тепло. Судорога сосудов предохраняет его от потери тепла.

Из опытов многочисленных исследователей, гидропатия убедилась, что посредством местного приложения температур, отличающихся от температуры тела, она может по произволу управлять местной температурой данной части тела вплоть до глубины тканей. Этим процессом объясняются все явления, так называемой, реакции во время и после действия холода.


<<Назад

Читать далее>>


 

© 2013 Медицинские беседы. Powered by Kandidat CMS (0.0017 сек.)