БЕСЕДА ШЕСТНАДЦАТАЯ:

___________________

Электричество и лечение неврастении*).

 

*) Для этой беседы мы руководствовались следующими научными сочинениями: 1) Цимссен: «Электричество в медицине». Перев. под редакцией проф. Тритшеля. Киев, 1881 г. 2) «Электротехника и электродиагностика в медицине», Репман. Москва, 1890 г. 3) «Методы общей электризации» д-ра Штейна, перев. доцента Дроздова. Спб. 1883 г.

 

На земном шаре почти нет здоровых людей, в особенности в XIX-ом веке, и потому, естественно, человечество стремится к исследованию всех сил природы и к испытанию их на пользу своему здоровью. К одной из могущественных сил в природе относится электричество, имеющее видимое влияние на мироздание и, конечно, и на каждого человека в отдельности. Можно ли этой силой пользоваться для излечения своих недугов? - вот вопрос, которому мы посвящаем сегодняшнюю нашу беседу.

По словам А. X. Репмана, начинающего свою книгу историей электротерапии, первое указание на лечение электричеством встречается еще в древней истории. Римские писатели упоминают, что для лечения параличных, ревматиков и т.п. больных, их сажали в ванну, в которую помещались известные породы рыб, имеющих свойство давать электрические удары. Конечно, удары, получаемые от этих рыб, не приписывались в то время действию электричества, так как самое название «электричество» еще не было известно, и понятие об электричестве смешивалось с понятием о магнетизме. Раздельные понятия об этих двух силах встречаются впервые у английского врача Гильберта. В своем сочинении в 1600 г. он в первый раз употребляет слово «электричество» и делит тела на дающие электричество при натирании их и на не дающие электричества даже при сильнейшем натирании их. Он приводит целый ряд примеров тел обеих категорий. Однако электричество, получаемое таким образом, было ничтожно для применения его к лечению. Только со времени открытий сделанных Отто-фон-Герике получилась возможность делать опыты над электричеством.

За год до смерти Гильберта, в 1602 г., в Магдебурге родился Отто-фонъ-Герике, впоследствии знаменитый физик, изобретатель воздушного насоса; он первый открыл присутствие электричества в воздухе; он же устроил и первую электрическую машину (1663 г.), принцип, которой держался два столетия, то есть до изобретения в 1865 г. Гольцем и Теплером машины на новом принципе.

Когда, в начале прошлого столетия, распространились электрические машины, то не заставили себя долго ждать и попытки применять их к лечению.

Только с открытием гальванического тока можно считать начало электротерапии, весь же предшествующий период - как бы зачаточной жизнью её. Но прежде чем перейти к описанию детства и юношества электротерапии, мы должны упомянуть о человеке, имевшем громадное, но, к сожалению, неблаготворное влияние на развитие юной науки. Мы разумеем Месмера. Месмер родился 23-го мая 1733 г. в Игнаце, близ Констанца. Он изучил сначала богословие, затем естественные науки. С 1771 г. начал он свои исследования над магнитом и его целительной силой и вскоре основал свое учение о животном магнетизме. Баварский курфюрст пригласил его членом академии в Мюнхен, но Месмер вскоре вернулся в Вену, предпочитая всем почестям свою выгодную практику с магнетическими сеансами. Слава его росла неимоверно быстро, благодаря рекламам. Он, между прочим, распространил слух, что излечил животным магнетизмом девочку от слепоты. Назначенное правительством по этому делу следствие обнаружило обман, за что он был изгнан из Вены в 1778 г. Тогда Месмер переселился в Париж, где его учение привилось быстро. Смелый и предприимчивый Месмер с двумя подобными ему шарлатанами открыл в Париже подписку, давшую ему в короткий срок 340 тысяч ливров, обещая своим подписчикам открыть тайну магнетизма, чего, разумеется никогда не исполнил. Но не долго длилось счастье Месмера в Париже: смерть нескольких высокопоставленных лиц, которых лечил Месмер, и разоблачение обманов его же товарищами, заставили его покинуть Францию и переселиться в Англию. Вскоре, однако он вернулся в Германию, где и умер 5 мая 1815 г. Какое громадное влияние имело учение Месмера, видно из того, что даже наше время еще не вполне освободилось от него. Вред учения Месмера состоял в том, что вместо того, чтобы подвергнуть силы природы строгому научному исследованию и изучить законы этих сил, он старался облечь их в таинственность и порождал таким образом в одних мистицизм, в других же, напротив, скептицизм и даже недоверие к истинам пауки. Великие открытия Гальвани, Вольта и других деятелей науки тормозились в своем развитии вследствие учения Месмера. Современники Гальвани и Месмера, этих двух диаметрально противоположных личностей, смешивали в своих понятиях их учения, и в то время, как одни, убедившись в шарлатанстве Месмера, не доверяли открытию Гальвани, другие, напротив, считали открытие Гальвани за подтверждение учения Месмера. Гальвани родился в Болоньи в 1737 г. и прошел курс медицины в Болонском университете, при котором впоследствии (с 1762 г) состоял доцентом. Свое же великое открытие он сделал, по некоторым в 1786 г., по другим - в 1790 г. Как все ученые того времени, и Гальвани изучил животный магнетизм и много занимался опытами над электрическими рыбами. Но великое его открытие произошло совершенно случайно. Есть два варианта этого эпизода. Вот что рассказывает Поггендорф: Гальвани приготовлял в пищу для своей больной жены лягушек; с этою целью он отрезал задние лапки лягушки, содрал с них кожу и положил на стол, на котором находилась электрическая машина, и так далее. Рассказ самого Гальвани несколько разнится; он говорит: «я приготовил препарат лягушки, как показано на рисунке, положил его на стол, на котором находилась электрическая машина; когда же один из моих слушателей случайно приложил кончик ножа к нерву лягушки, последовало сокращение лапки» и т. д. Как бы то ни было, верно то, что Гальвани не оставил без внимания этого явления и бесчисленным рядом опытов исследовал условия, при которых происходят совращения мышц. Сто лет прошло с открытия гальванизма, почти столько же времени существует электротерапия. «Наша юная наука - говорит Репман - прошла это свое первое столетие быстрыми, но неровными, порывистыми шагами. Гальвани умер (1792 г.), не успев развить свое детище, которое перешло в руки достойного его ученика Вольта, известного изобретателя первой гальванической батареи, так называемого Вольтова столба. Не замедлило и открытие влияния гальванического тока на человеческий организм. Так, еще в 1792 году некто Зульцер описывает опыт над вкусовым ощущением, получаемым при помещении языка между двумя разнородными металлическими пластинками, если при этом края их будут прикасаться друг к другу. В 1795 г. доктор Аш  открыл химическое действие тока. Гумбольд, повторяя опыты Аша, заметил разложение воды током. В 1797 г. вышла знаменитая книга Гумбольда: «Uber die gereizte Muskel Nervenfasern» которая послужила фундаментами дальнейших исследований. Лучшие врачи того времени Гуфеланд, Рейль, Земеринг, Пфафф и другие посвятили свои труды вновь открытой силе. В сочинениях описывалось целебное действие гальванизма в самых разнообразных болезнях, преимущественно же в нервных. Во Франции и в Италии врачи тоже занимались электротерапией. Но ей недолго суждено было процветать: она скоро перешла в руки шарлатанов. Эрб  видит причину такого упадка науки в дороговизне и неудобствах гальванических батарей, в несовершенстве диагностики того времени, в смутном понимании гальванизма и частом смешивании его с животным магнетизмом и месмеризмом и в чрезвычайно развитом в то время шарлатанстве. Учение Месмера было еще слишком свежо. Напрасно доктор Мост (1823 г.) старался спасти честь гальванизма и дать ему снова подобающее место в терапии. Только с открытия индукции Фарадеем начинается новая эпоха для электротерапии.

Михаил Фарадей, сын кузнеца, родился близ Лондона в 1791 г. До 1813 г. был он переплетчиком, после чего поступил помощником и ассистентом в химическую лабораторию в Лондоне, к профессору Деви. Фарадей издал первые свои работы по химии уже в 1817 г., а 10 лет спустя был назначен профессором и директором того же института. В 1831 г. он сделал свое великое открытие индукции, способствовавшее возрождению электротерапии. Фарадей умер в 1867 году.

В тридцатых годах было изготовлено множество индуктивных аппаратов: электромагнитных (Араго) и электрогальванических. Физиологические действия, вызываемые легко и рельефно этими аппаратами, дешевизна и портативность их были причиной быстрого распространения их не только между врачами, но и в публике. Производились бесчисленные опыты применения новых аппаратов к лечению не только светилами науки, каковы: Маршаль, Галль, Гольдинг, Бирд, Дюшен, Гейденгейн, Цимсен, Розенталь и другие, но рядом с ними и людьми, совершенно не посвященными в медицину, даже едва грамотными. Но отвернемся от последних, говорит Репман, а обратимся к той светлой, первой величины, звезде, которая навсегда утвердила права электричества в терапии. Мы разумеем Дюшена. Такие имена, как Маршаль, Галль, Гольдинг, Бирд, Флориен бледнеют перед Дюшеном (из Болоньи). Его бессмертные работы выразились целым рядом сочинений, издававшихся с 1847 г. в течение 10 лет. Главная заслуга Дюшена. состоит в том, что он первый указал на рациональный способ применения электричества, вернее сказать фарадизации, и был основателем метода, названного им самим «golvanisatioit localisee», впоследствии же «faradisation localisee», так как он работал только индуктивным током. Обладая большим материалом для наблюдений и опытов, как в частной практике, так и в парижских больницах, при своем высоком научном образовании, Дюшен вскоре достиг блестящих результатов, представленных им Парижской Академии Наук в 1847 г. Он изложил свои электрофизиологические исследования в своей «Electrophysiologie des mouvements». В 1855 году Дюшен собрал и издал все свои работы. Достаточно сказать, что он увлек своими работами врачей не только Франции, но и других стран, в особенности Германии. К началу 50-х годов принадлежат и работы по нервным и мышечным токам в живом организме. Лихорадочная деятельность того времени по электротерапии увлекла и профессора Ремака в Берлине; исследования же Экгарда навели Ремака на мысль испытать действие гальванического тока при контрактурах. Результат первого опыта был такой блестящий, что подал повод Ремаку применять постоянный ток и в других случаях. Вскоре Ремак сделался ярым приверженцем гальванического (постоянного) тока, и между ним и Дюшеном произошла ожесточенная полемика, которая, однако, послужила впоследствии не мало к разъяснению значения того и другого тока. Исследованиями Ремака начинается последний период электротерапии. Центр тяжести её перенесен был из Франции в Германию, и электротерапия переходит, так сказать, из приготовительной школы Дюшена в высшие институты - в германские университеты. Преждевременная смерть Ремака (1865 г.) помешала ему видеть плоды посеянных им плодотворных семян.


<<Назад

Читать далее>>


 

© 2013 Медицинские беседы. Powered by Kandidat CMS (0.0041 сек.)