Беседа XVIII (продолжение)

Преследуемая задача, по мнению Oertel’a, быть может, получит лучшее выражение, если, вместо уменьшения количества жидкости в теле, будут говорить об отнятии от него воды и при том в такой степени, при которой самая масса крови должна уменьшиться настолько, что застои могут выравниваться, а сердце получить возможность вполне освобождаться от поступающей в него массы крови.

Единственное средство достигнуть такого отнятия воды от тела в обширных размерах заключается в энергическом усилении водянистых выделений и в столь же значительном уменьшении поступления жидкостей в тело, так чтобы потеря воды телом чрез легкие, кожу и почки не покрывалась уже всасыванием из желудка и кишок и чтобы накопившийся в теле избыток жидкостей служил для нормального потребления частью в сосудистом аппарате, частью в тканях.

К сожалению, говорить Oertel, мы не обладаем возможностью вызывать такое усиленное выделение во всех тех органах, при помощи которых оно совершается; особенно в почках наименее удается поддерживать продолжительное усиленное выделение, что доказывается теми печальными наблюдениями, который мы ежедневно делаем над различнейшими мочегонными средствами. Но и помимо того, почки в этих случаях находятся под давлением застоявшейся в венах массы крови и обнаруживают припадки хронической гиперемии и воспаления, так что действие на них посредством фармакологических, а именно мочегонных средств, на чём Oertel особенно настаивает, могло бы иметь последствием самое большее - временную усиленную деятельность и последовательные явления раздражения. Здесь же, напротив, прежде всего показывается освобождение почек от этого давления крови, под которым они находятся, для того чтобы и так уже значительные застойные явления в них не привели в неизлечимому разрушению. То же самое относится к слишком часто и легкомысленно назначаемой молочной диете в том случае, когда дело идет о действительных расстройствах в кровообращении и о нарушении гидростатического равновесия обоих кровяных столбов; кровеносная система, переполненная жидкостью, не может освобождаться, если в нее вгоняются в другой форме новые количества жидкости. Здесь, пишет Oertel, мы имеем дело с чисто физическими процессами и чисто физическими соображениями.

В виду сказанная, остаются поэтому только кожа и легкие, чрез которые может производиться усиленное выделение воды из тела.

Но и здесь средства, которыми располагают, почти не принадлежат к числу фармакологических, так как, с одной стороны, не существует ни одного средства, которое надолго вызывало бы усиленное выделение воды чрез легкие, а с другой, применение потогонных средств, при помощи которых может быть достигнуто усиленное образование пота, отчасти соединено с такими затруднениями или побочными действиями (например, солянокислый пилокарпин), которые в некоторых случаях являются нежелательными для данного времени или вообще должны быть избегаемы. Кроме того с употреблением многих из этих средств всегда соединяется значительное введение жидкостей в тело, так что в конце концов является вопрос, не сохраняется ли даже после обильного потения лишь равновесие между усиленным приемом и отдачей воды, тогда как из застойной жидкости тела или ничего не выделяется, или только ничтожные количества.

Поэтому мы должны преимущественно рассчитывать на те способы, которые вызывают усиленное выделение воды кожей и легкими путем физическим, влиянием теплоты на тело или усиленной мышечной деятельностью, в частности посредством движений, посредством продолжительной ходьбы, восхождения на горы, словом при продолжительном и усиленном возбуждении потовых нервов и усиленном дыхании.

В первом смысле действуют в особенности ванны (бани) в теплом воздухе, римско-ирландские бани, который Oertel с успехом применял в некоторых случаях, где дыхание было не затруднено, с целью выделения воды из тела; затем камерные ванны, паровые ванны, где они переносятся, а также обертывание, покрывание тела шерстяными одеялами или резиновыми покровами, для того чтобы вызвать состояние прилива к коже и усиленное образование пота.

С другой стороны, в непосредственную связь с этими физико-физиологическими приемами должны поставить диететику.

Вместе с усиленным выделением воды из тела, тогда только могут достигнуть уменьшения застоявшегося в нём количества крови, когда в тоже время и введение жидкостей будет не только не поддерживаться на прежнем уровне, но прямо уменьшено, и отнятие воды от тела будет происходить тем быстрее и энергичнее, чем меньше будет количество воды, поступающее в организм извне. Поэтому питание больного должно быть подвергнуто коренному видоизменению. В то время, как введение белков, в виде плотной богатой ими пищи, должно быть увеличено, как для покрытия потери их, вследствие выделения с мочою, так и для возможности быстрого сгорания накопившаяся в теле жира, употребление не только напитков, но и жидкой пищи должно быть уменьшено до возможного minimum’a.

Лишение жидкостей, насколько оно совместимо с требованием обмена веществ, должно быть руководящим началом этой части лечения. Под влиянием болезненного процесса, содержание воды в крови и тканях становится уже столь значительным, что если поступление её извне понижается, то количество воды, необходимое для физиологических процессов в теле, может быть в избытке доставляемо им самим и разница между приемом и выделением воды выравнивается сама собою. Только благодаря тому, что при попытке увеличенной отдачи воды чрез кожу, накопившаяся в теле жидкость в тоже время потребляется для физиологических целей, достигается достаточное уменьшение количества этой жидкости.

Такого же чисто физического действия на гидростатические отношения аппарата кровообращения должно пытаться достигнуть в следующей части задачи, если только полученные результаты не утрачиваются в короткое время. Если количество жидкости в теле понижено указанными способами до желаемого minimum’a, то является необходимость поддерживать постоянное равновесие между артериальным и венозным током крови, чтобы и при большем поступлении воды в кровь не возобновлялись прежние застои в венозном аппарате.

Средства, пригодные для регулирования количества жидкости в теле, будут те же, какими ранее достигалось уменьшение количества их в теле, и общий способ действия изменяется только в том отношении, что Oertel не старается уже о дальнейшем отнятии воды от тела, но только о поддержании достигнутого однажды уровня в количестве крови, наполняющей сосудистую систему.

Прежние стремления вызвать усиленное образование пота или прекращаются на продолжительное время, или применяются лишь в ограниченном размере. Это делается частью для того, чтобы противодействовать накоплению значительных количеств жидкостей в теле, особенно в те периоды времени, когда, по температурным условиям, употребляется больше питья; частью же для того, чтобы поддерживанием прилива к коже в то же время содействовать облегчению работы почек. Поэтому, больной должен ежедневно совершать правильные продолжительные прогулки, но вместе с тем и усиленная ходьба, прогулка в течение нескольких часов, поднятие на высоты и т. д. являются необходимыми по временам, на основании тех же показаний, так как никогда нельзя быть вполне уверенным, что вводимые в тело жидкости будут произвольно и вполне выделяемы. Равным образом и введете жидкой пищи и напитков должно быть навсегда ограничено и подлежать постоянному контролю и соблюдению известного предела, который, по предшествующим опытам, найден как наименьшая достаточная величина для обмена веществ.

Если не трудно при упомянутом режиме установить тот пункт, за который не должно простираться отнятие воды от тела, то в определении количества жидкости, могущего быть употребляемым без вреда для гидростатическая равновесия, и, следовательно, достигающего полного выделения, представляются гораздо большие трудности. Вообще Oertel советует держаться правила и после удавшегося вполне уменьшения количества жидкости в теле надолго поддерживать введение жидкой пищи и напитков на возможно наименьшей величине и, при временном повышении её, тотчас же обращаться к регулированию, посредством лишения воды и усиленного выделения её чрез кожу. Мы все пьем слишком много и даже то количество жидкости, которое признается нормальным, значительно превышает еще абсолютное её количество, строго необходимое для одного обмена веществ.

Требование человека в отношении напитков не сообразуется с потреблением воды в теле и не пропорционально ему, но всегда почти резко превышает границы необходимого. Даже после больших потерь воды, после долгой ходьбы или при сильном жаре мы пьем несравненно более того, сколько необходимо для покрытия происшедших потерь. Обыкновенно только соединенное с питьем ощущение удовольствия руководит нами в количестве употребляемых жидкостей, и даже самое чувство жажды часто возбуждается и поддерживается только в силу привычки. Оно уменьшается, как только организм привыкает к меньшему употреблению жидкости, и, в конце концов, может быть удовлетворяемо чрезвычайно малыми её количествами.


<<Назад

Читать далее>>


 

© 2013 Медицинские беседы. Powered by Kandidat CMS (0.0016 сек.)