Беседа XX (продолжение)

В моем кармане имеется лишь один инструмент, это - термометр. Не отвергая важность объективных симптомов в некоторых случаях, я однако не могу им придать большого значения, чем субъективным показаниям, в виду того, что чаще болезни основываются или ограничиваются одними последними, и вообще значение объективного признака обусловливается определимостью и точностью, с которыми он может быть распознан и установлен. Так как эта определенность почти всегда грешит в мало-мальски серьезной болезни, то я отказываюсь от подписи своего имени под определением гг. аллопатов, которые решили, что, во всяком случае, объективные признаки имеют гораздо более значения, нежели субъективные. Многие поражения вполне или отчасти недоступны исследованию и поэтому нередко остаются скрытыми и не распознанными. Это зависит от того, что пораженные органы, хотя бы некоторые части печени, поджелудочная железа и пр., а также отправления некоторых частей мозга, недоступны для исследования и наблюдения. Иногда расстройства слишком незначительны или медленно развиваются и незаметно нарушают деятельность органа; это бывает в начале большинства болезней и в продолжение всего течения некоторых из них. Далее, нередко те или другие болезненные явления заставляют предполагать страдание той или другой части тела, не давая, однако, определенного понятия о самой сущности болезни.

Все эти перечисленные приемы исследования больного, которыми обладает рациональная медицина, настолько несовременны, что сами профессора считают их, как мы уже говорили, за исчисление вероятности, Действительно, в большинстве случаев, врачи сами сомневаются в своих определениях, и нельзя сказать, чтобы они редко ошибались. Подобное бессилие столь безотрадно, что многие медики бросают свою профессию и предпочитают ее службе на другом поприще или занятию земледелием и коммерцией.

Мне никогда не верилось, чтобы нельзя было найти более точных приемов при исследовании болезней, чем человеческое зрение, слух или осязание. Мне всегда думалось, что привычка людей искать решения всех вопросов в собственном уме или знании, это - вечно повторяющаяся ошибка, от которой необходимо отказаться в таких трудных для разрешения задачах, если только всею душою стремиться познать истину. Время мне показало, что я действительно не ошибся. Судьба моя, в доказательство моей правоты, призвала меня на то поприще, от которого бегут учащиеся, благодаря разочарованию в медицинских науках и уверенности в бессилии лекарственных средств. Желал бы очень, чтобы мне удалось вселить вновь веру в тех, которые сомневаются в могуществе науки, основанной на изучении природы. Можно сомневаться в силах человеческого разума, можно разочароваться в истинности людских предположений, но нельзя не верить силам природы или неизменимым её законам. По-моему, сомневающиеся в пользе лекарств должны отказаться от этого грустного убеждения и перестать проповедовать людям такую неправду. Если они не доверяют своим средствам, то только потому, что незнакомы с их свойствами и не умеют пользоваться их силами. Если они, определяя болезни, не чувствуют уверенности и не убеждены в своих заключениях, то только потому, что не стоят на твердой почве и не знают как и чем проверить свои наблюдения. Между тем нет такой науки, которая не обладала бы вспомогательными средствами для проверки своих предположений и выводов. Почему же медицина должна составить исключение? И, конечно, она его не составляет.

Барка, плывущая по реке, руководится её судовщиком и он часто действует по предположению, так как, только поглядывая на поверхность реки или в глубину её, он определяет безопасность пути. Однако нельзя судовщику запомнить все извилины реки и встречающиеся мели, ибо последние часто меняются и тогда он прибегает к промеру шестом для проверки своего предположения.

Артиллерийский наводчик ставит прицел орудия, определяя расстояние до цели по глазомеру, но только после выстрела он может сказать, ошибся он или нет. Снаряд должен или не долететь, или перелететь, или попасть в цель, но во всяком случае он совершить свой путь в воздухе, по непреложному закону природы. Путь этот можно с точностью обозначить на бумаге, с помощью циркуля и известных вычислений.

 

Последний пример подходит и для медицины. Врач определяет болезнь по впечатлению и по предположению, и в трудных случаях не может сказать наверное, прав он или нет, пока не даст больному лекарства и не станет известен результат действия средств. Лекарство совершив свой путь к тому органу, для которого он дан, по непреложному закону, и действие его будет неизменно, ибо оно есть произведение природы, обладающее определенным свойством. Это свойство не может измениться, или не может произвести иной процесс во мне, чем в вас. Если лекарство дано согласно ошибочного диагноза, то оно, подобно артиллерийскому снаряду, не попадает в цель, а пропадет бесследно.

Таким образом, в руках врача есть тоже средство проверить свои предположения или выводы, как и у каждого представителя любой науки. Средство это называется лекарством. Как артиллерист, поставленный у орудия, должен гнать свойства снаряда, которым он желает разрушить цель, ибо иначе его действия будут совершенно безотчетны и конечно неудачны, так и врач без знания точных свойств своего лекарства не может осмысленно лечить. Следовательно, прежде всего надо обратиться к природе за получением верных и неизменных указаний, а не к своим теоретическим познаниям; надо знать силу избираемого лекарства, чтобы произвести желаемое действие. Только отрешившись от привычки искать себе помощь в собственном убеждении, можно подчиниться совершенным законам природы и только изучая их силу, есть возможность понять человеческое бессилие.

Исследуя свойства лекарственных веществ, нельзя не заметить, что одно действует благотворно на кровь, другое на мышцы, третье на кости, четвертое на какой-нибудь орган и т. д. Так, в гомеопатии нет лекарства, которое не было бы специфично для одного из органов или для известного рода болезни.

Но мне скажут решительно все врачи проверяют свой диагноз лекарствами; это не новость.

Действительно, оно так, да не совсем так. Во-первых, научные средства гг. аллопатов испытываются, как мы видели из предыдущих бесед, совершенно иначе, с предвзятою целью и, во-вторых, незнание специфических средств есть первое доказательство неправильности испытаний. Аллопаты считают хинин за специфическое средство для лихорадки и пользуют им всех, кто жалуется, например, на страдания, повторяющиеся ежедневно в известные часы. Периодичность болей заставляет их предполагать, что причина болезни кроется в лихорадке, но такие же боли могут происходить и от многих других причин. Следовательно, даже и при простом заболевании простудой, диагноз в полном смысле слова гадательный. Положим, приходит больной, который жалуется на головную боль и не в состоянии, как это часто бывает с народом, объяснить от чего он заболел. Может быть, он простудился, а может быть и нет, боли переходят с одного места на другое, повторяются не ежедневно, иногда захватывают только пол головы с гласом и т. д. Отсутствие озноба или ощущаемого жара по вечерам наводит на мысль, что боль нервного характера, а неисправность пищеварения заставляете предполагать, что причина в катарре желудка. Словом, диагноз должен ограничиться исчислением вероятности, и выбор лекарства основывается на предположении. Таким образом врачу рациональной медицины остается пробовать: начать с валериана, потом через неделю перейти к виши и по прошествии второй или третьей недели, если больной будет себя всё также скверно чувствовать, прописать салициловые порошки и т. д.

Что же может быть общего между пробой и проверкой диагноза. Контроль гадательного диагноза должен производиться немедленно же после допроса и осмотра больного, до окончательного назначения лекарства, и тогда только этот способ диагноза может быть признан за точный и верный прием. Чтобы стало с баркой, плывущей по реке, если бы судовщик пробовал пройти мель на авось, и брался бы за промер шестом только в случае остановки барки на мели. Случилось бы то, что делается с больными очень часто при пробном или гадательном аллопатическом лечении - барка повредила бы себе какую-нибудь часть.


<<Назад

Читать далее>>


 

© 2013 Медицинские беседы. Powered by Kandidat CMS (0.0043 сек.)