Беседа XX (продолжение)

Итак, для восстановления кровообращения и исправления произошедших от неправильности его расстройств, единственное рациональное лечение - улучшать свойства крови и уничтожать одновременно застои при помощи искусственного, лекарственного давления, которое только и способно произвести уравнение артериальных и венозных потоков крови.

Я умалчиваю об уменьшении жира вообще в теле и, конечно на весьма простом основании. Общее ожирение и в особенности сердца играет большое значение в расстройствах кровообращения, но научные исследования профессора Oertel’a (см. Терапия расстройств кровообращения. Изд. К. Риккера. Спб. 1887 г.) дают такие показания, на которые действительно никем еще не было обращено внимание. Дело в том, что при лечении тучности большое различие заключается в том, развивается ли она с расстройствами в кровообращении или без них и в то время, как случаи последнего рода в самое короткое время могут оканчиваться восстановлением совершенно нормального состояния, в случаях первого рода, расстройства, составляющие существенную опасность, не излечиваются. Смотря по степени скопления жира в теле, сердечная мышца обрастает толстым слоем его, который распространяется по плоскости, в толщину и на межмышечной ткани, где раздвигает и парализует мышечные волокна. «Если бы мы - пишет д-р Oertel - не имели даже многочисленных фактических наблюдений, не трудно было бы наперед предвидеть те результаты, какие должны произойти в аппарате кровообращения, при общем уменьшении жира в теле, в занимающих нас случаях. Если попытка удается и наступает постепенное уменьшение жира в различных местах его отложения, то и сердечный жир более или менее всасывается. Однако же опасность, которой подвергается больной, не уменьшается в степени, соответствующей достигнутому результату. Сердечная мышца не выигрывает в своей деятельности в такой мере, в какой исчезает жир и напротив, чем деятельнее шло отнятие жира и чем сильнее было при этом распадение белка, тем более она теряет в своей силе и пребывает в состоянии атрофии и недостаточности. Такая сердечная мышца еще менее может преодолевать застаивающиеся в правом сердце массы крови и паралич сердца вместе с водянкой могут ранее причинить смертельный исход, чем в том случае, если бы явление тучности оставались неизмененными».

Из этого ясно, что там, где расстройства кровообращения уже существуют, всякий способ уменьшения жира в теле, который производит только распадение жира в теле, должен быть отвергаем. Поэтому я считаю излишним принимать иные меры, кроме изложенных выше.

В противоположность тем, которые никогда не думали о возможности проследить за действием внутренних средств на кровообращение или вовсе не допускают значения влияния их на обращение крови и на обмен веществ, я утверждаю, что нет  такого минерального, растительного или чисто химического лекарственного средства, которое, будучи принято внутрь или введено в кровь иным способом, не повлияло бы всесторонне на всё кровообращение, так как каждое лекарство производит известное давление на кровь химическим или механическим, или динамическим путем. Затем я утверждаю, что, благодаря только неправильной дозировке лекарств в аллопатии, влияние их бывает редко удачно. По этой же причине вера в помощь лекарств пропала у большинства больных и у самих докторов. Лекарство, которое признано специфичным для известной болезни, будет при дозе не соответствующей организму и индивидуальным особенностям больного, нарушать или ухудшать кровообращение его, а чрез это произойдет раздражение или обострение болезненной чувствительности и получатся неблагоприятные симптомы.

Даже простая вода моментально действует на кровь и, конечно, каждое средство имеет свое определенное действие, отражающееся на нервах, сосудах и тканях и нет двух лекарств, одинаково влияющих и производящих давление на кровь при той же дозировке. Читающий не найдет указаний в аллопатических фармакологиях, как каждое средство влияет на кровь, ибо задача современной науки иная: она наблюдает за действиями ядов на ткани и отдельные органы.

 

Однако всем известно, что кровь есть соединительное звено между органами, которые она питает, а потому не трудно себе представить какое может произвести действие на кровь и кровообращение какой-нибудь яд, воспаляющий, парализующий и даже перерождающий иногда органы, при приемах его в аллопатической дозировке. Здравый смысл не укажет читающему точных определений, которые впрочем и ни к чему не приводят, но даст каждому ясное и правильное представление. С этим вопросом лучше знакомит микроскопическая анатомия. Например, вода, прибавленная к капле чистой крови, исследуемой под микроскопом, вызывает на первых порах быстрое механическое перерождение телец, причем они вытягиваются, сплющиваются, перевертываются, становятся боком. Спустя несколько минут, когда тельца приходят в покойное состояние, они изменяют уже свою форму и цвет. Величина большинства увеличивается, многие превращаются в круглые пузырьки; все они при этом значительно бледнеют. В тельцах с ядрами последние видны отчетливее; в самих ядрах обнаруживаются ядрышки, различно расположенные, равно как и тонкие, иногда несколько узловатый нити, переплетающиеся друг с другом. Почти с каждою минутою тельца становятся всё бледнее и бледнее, а жидкость, в которой они плавают, принимаете желтоватый оттенок.

В этой окрашенной жидкости в то время, когда красные тельца механически передвигаются, ясно видны неподвижные светлые, зернистые и, большею частью, круглые тела - это бесцветные шарики (лейкоциты). За разбуханием и увеличением объема красных телец следует скоро уменьшение их величины. Естественно после этого, что вода обладает свойством механически производить давление на кровь, а если лекарство приготовляется в виде микстуры, то, смотря по свойству лекарственного вещества, она получает еще возможность влиять на кровь химически или динамически. У здоровых людей, не страдающих расстройством кровообращения, такое давление на кровь простою водою не произведет особых ощущений или болезненных явлений, даже при употреблении воды в большом количестве, потому что она с такою же быстротою передается в ткани и в те органы, которые ее выделяют из организма, но вопрос становится иначе при болезненном состоянии человека. Разжижение крови, при расстройствах кровообращения, увеличивает лишь застои и ухудшает страдания больного; поэтому-то я и указывал выше на необходимость, соответственно степени расстройства кровообращения, уменьшать прием жидкой пищи.

Если доктора будут приводить в доказательство влияния воображения на болезнь известный факт, что иногда они вместо морфия впрыскивают своему пациенту простую воду и боли также утихают, как и от морфия, то надеюсь, теперь мои собеседники поймут этот факт с истинной стороны. Воображение обманывает докторов, а не больных, так как боль есть следствие прилива крови и толчок, данный хотя бы простою водою, непременно повлияет на всё кровообращение и уничтожить силу прилива, возбуждающего чувствительность.

Как действуют на кровь лекарственные вещества можно познать также из дальнейших наблюдений микроскопической анатомии. От борной кислоты тельца обыкновенно быстро бледнеют и до такой степени, что остаются только едва заметивши их контуры. На препаратах, обработанных пикриновою кислотою, после прибавления водного раствора анилиновых красок, кровяные тельца окрашиваются в цвета этих красок. Под влиянием некоторых других кислот и почти всех щелочей кровяные тельца претерпевают значительный изменения.

Вначале они бледнеют, а потом растворяются в них совершенно.

Прибавление 1% раствора хлористого натра вызывает съеживание телец. Исследования Келлпвера и О. П. Боткина показали, что тельца, уменьшившиеся в объеме от соли, чрез некоторое время снова разбухают в воде, становясь при этом бледнее.

Растворы сернокислого натра и солей магнезии вызывают в тельцах те же явления. Естественно, изменение формы телец и их цвета имеют влияние на питательность крови и свойства вообще. Насыщенные растворы солей, по Боткину, действуют весьма своеобразно: тельца, сморщивающиеся от них, при прибавлении воды растворяются скорее телец, кои были подвержены действию слабых соляных растворов. По-видимому, насыщенные растворы солей уменьшают стойкость телец в большей степени, нежели растворы слабые. Раствор метилвиолета изменяет красные тельца, многие принимают вздутую форму и в середине становятся как бы пробуравленными. Влияние на кровь галоидных щелочных солей в последние годы с подробностью изучал Н. Ковалевский. Будучи примешаны к крови, в форме порошка, эти соли придают ей вид лака. Некоторые из солей изменяют при этом консистенцию крови, делают ее студенистой и вытягивают из кровяных телец гемоглобин (красящее вещество крови), вместе со свертывающимся белковым телом. Влияние этих солей отчасти схоже с действием мочевины, но последняя, делая кровь лаковой, не изменяет её консистенции. Вода, в смеси с большим количеством спирта и один спирт (70-90%) не вызывают набухания телец, но растворяют и вымывают гемоглобин, так что тельца обесцвечиваются, причем искажаются, принимая неправильную форму. Всем известно влияние водки и вина на кровообращение. Нарушение его вполне зависит от количества или дозы этих напитков. Между приливами крови к голове от одной рюмки водки и от 3 или 5 рюмок большая разница, и сила выпиваемого количества отражается на цвете лица. Также каждый встречал женщин, которые не могут выпить целую рюмку вина, потому что от него они ощущают сильную головную боль, сердцебиение, но если распустить эту рюмку в стакане воды, то подобного влияния оно не производит. Следовательно, степень производимого вином давления на кровь, в прямой зависимости от его дозировки. На этом простом и общеизвестном примере не трудно уяснить себе законы дозировки каждого лекарства.


<<Назад

Читать далее>>


 

© 2013 Медицинские беседы. Powered by Kandidat CMS (0.004 сек.)