БЕСЕДА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ:

___________________

Система Л. М. Чичагова. - Фармакологические вопросы и лечение болезней.

 

В прошлой беседе мы говорили о теории лечения болезни по моей системе и о теории действия лекарств на кровь и кровообращение при внутреннем их употреблении. Сегодня же нам следует перейти от теории к практике и объяснить, каким образом я разрешил все эти вопросы и задачи, кажущиеся, может быть, на первый взгляд трудно разрешимыми.

Так как я основал свое лечение на убеждении, что каждая болезнь неразрывно связана с расстройством кровообращения, то в числе основных принципов мы встретили в прошлой беседе следующие:

а) чтобы воздействовать на болезнь или существующие повреждения в организме главное внимание должно быть обращено на кровь;

б) от возможного улучшения её свойства будет зависеть восстановление самочувствия больного и отстранение органических расстройств;

в) кровь может быть улучшена известными свойствами лекарства, а также силой давления лекарств на кровь, вследствие которого должно восстанавливаться кровообращение.

Следовательно, главная забота врача, по моим убеждениям, состоит в улучшении свойства болезненной крови. Чтобы быть физически здоровым, нужно, может быть, очень многое, главным же образом нужны две вещи: хорошая кровь и хорошие нервы.

Из этого я вывожу для своей фармакологии следующий основной принцип:

1) Если хорошая кровь есть основание здоровья человека, то, естественно, она и должна предъявлять свои требования в выборе лекарственных средств.

Неоднократно каждый из нас видел, как не совсем здоровый человек начинает следовать примеру лиц, здоровью которых он завидует и есть самые питательные блюда, и пить лучшие вина, дабы приобрести недостающие ему силы. В результате он делается еще больнее, его тошнит, рвет, приливы к голове и окончательно испортившееся пищеварение заставляют отказаться от питательной диеты его знакомого. Видали мы и таких, которые, желая укрепить свои легкие, следуют примеру уверявших в том, что будто никогда более не кашляют, вследствие привычки дышать всегда свежим воздухом и спать в холодной комнате. Родившись нежным и со слабыми легкими кто-нибудь решается также вместо лекарств укреплять себя обтиранием холодной водой и охлаждением своей спальни. К удивлению его, на второй же день такого режима, он сильно простужается и заболевает воспалением легкого. Встречали мы, конечно, и малоподвижных людей, страдающих постоянною слабостью, которых упрекали в том, что они редко гуляют и, вероятно, потому они вечно больны; убежденные окружающими к более энергичной жизни, они начинают ходить ежедневно перед обедом, и возвращаясь домой падают в кресла и отказываются что-либо есть. Есть также охотники питаться одною растительною пищею и никогда не употребляющие мяса. Чувствуя себя прекрасно, они уговаривают и окружающих следовать их примеру. Раз доказательства на лицо, некоторые начинают ту же диету и в конце первого месяца худеют и ослабевают настолько, что врачи им прописывают мясной сок, пепсин и пептон, чтобы возвратить прежнюю крепость.

Все эти гигиенические советы во многих случаях неудачны и вообще не составляют основы лечения, так как они не могут влиять всесторонне и одновременно на всё кровообращение и не в состоянии улучшить свойства болезненной крови. Для оздоровления организма человека, как я доказал в прошлых беседах, нужны лекарства, восстановляющие кровообращение и влияющие на болезнь крови. Выбор лекарственных веществ должен быть сделан соответственно тем требованиям, которые предъявляет человеческая кровь.

Поэтому, для уяснения себе этих требований, надо войти в рассмотрение следующих вопросов: могут ли болезненные свойства крови исправляться ядовитыми веществами? Если болезненная кровь сама по себе есть разрушительный яд, то возможно ли улучшить её свойства другим ядом? Химия и микроскопическая анатомия доказывают, что есть такие ядовитые средства, которые положительно улучшают свойства болезненной крови и не только не изменяют и не разрушают кровяных шариков, но предохраняют их от распадения, но можно ли относиться с полною верою к исследованиям под микроскопом, в виду того, что капля крови на опытном стекле поставлена в особые условия? Справедливо ли мнение современной медицины, что чем ядовитее средство, тем оно могущественнее в болезнях? Наконец, в виду основательного требования только помогать, но никогда не приносить вреда больному, должно ли обращаться к обоюдоострым средствам как для больного, так и для врача?

Можно было бы перечислить гораздо больше вопросов, необходимых для разъяснения, но прежде всего следует определить что такое яд?

Нам скажут многие, что понятие о яде весьма относительное и растяжимое; в самом человеке много ядовитых веществ. Всякое излишество в невинной пище и даже в чувстве подчас действует ядовито на организм человека. Всё, что вредит, есть яд, а потому простая вода, выпитая в чрезмерном количестве или хлеб, съеденный несоразмерно силам желудка, становятся ядами и могут породить смертельные болезни. Простая ромашка, липовый цвет, сушеная малина, и те неядовитые растения, которые так распространены в домашней медицине, также в состоянии ядовито подействовать на человека, если их употреблять не соразмеряясь с необходимостью и силами больного.

Подобные мнения и понятия высказываются обыкновенно врачами, лечащими ядами, как бы в оправдание себе. Много таких пациентов, которые с ними даже соглашаются, потому что они не вдумываются в столь поверхностные доводы. Исходя из этого убеждения, не трудно прийти к заключению, что нет ничего не ядовитого на земном шаре; всё в меру полезно я всё чрезмерное вредно.

В таком случае надо разобраться в установившихся понятиях иначе. Мне кажется, что понятие о яде не может быть относительное и растяжимое. Всякое средство, действующее разрушительно на кровяные шарики и на ткани, есть яд. Конечно, доза подобного средства играет немаловажную роль в разрушительном действии и, пожалуй, гомеопаты в состоянии доказать, что они, употребляя страшнейшие яды, вовсе не разрушают человеческого организма, а поправляют его. Отчасти и я с этим согласен, но спрашивается, где же граница действий полезного и разрушительного, и существуют ли у нас сведения о влиянии хотя бы минимальных гомеопатических лекарств на кровь? Говорят есть факты, хотя весьма редкие и исключительные в гомеопатии, об отравлении больных аконитом. Следовательно, можно встретить таких чувствительных людей к этому яду, что даже у них возбуждаются симптомы отравления от приема гомеопатических доз.

В таком случае не лучше ли избежать этих прискорбных случаев, доказывающих, что некоторые ядовитые средства и в минимальных дозах действуют разрушительно на организм человека. Как же согласиться после этого с мнением тех, которые проповедуют, что всё в меру употребляемое полезно. Пусть мне укажут, на основании микроскопических исследований, полезную меру синильной кислоты, серной кислоты и в особенности многих сильнейших растительных ядов.


<<Назад

Читать далее>>


 

© 2013 Медицинские беседы. Powered by Kandidat CMS (0.0019 сек.)