Беседа XXI (продолжение)

И так, кому же принадлежат деревья, для кого они исключительно созданы? Деревья созданы для людей. Вот и ответ на вопрос, который должен был положить основание моей фармакологии.

Если же люди не могут существовать на земле, не прикрываясь деревьями от стужи и непогоды, не одеваясь и не обуваясь одеждами деревьев, не отделяя свои владения и угодья ими же, не защищаясь от врагов крепостями и стенами, построенными при помощи деревьев, не сообщаясь между собою на деревянных лодках и судах; то почему же тем же людям не помогать своим недугам целебными средствами, принадлежащими исключительно им, а именно древесными растениями?

Не лишено известного интереса и следующее обстоятельство. Изучая историю медицины, каждый замечает, что почти все современные медицинские средства были известны и за много сот лет до P. X. в Индии, Китае и Греции. Таким образом, всё новое в медицине, где насчитывается столько имен знаменитых изобретателей, есть лишь повторение старого. Большинство средств, в течение последних столетий, по несколько раз забрасывалось и вновь предлагалось в иной форме. Какие же средства прожили неизменно в фармакологиях от начала медицины и существуют поныне? Исключительно только древесные; как хина, креозот, касторовое масло, камфора, деготь, смолы, древесные масла, и т. д. Следовательно, наилучшие медицинские средства для людей добывались всегда из древесных растений.

Всем известно также, что у нас в России, и тем более в западной Европе, климат изменился ко вреду людей, с тех пор, как исчезли обширные площади лесов, и может быть причина множества новых болезней кроется в отсутствии этой растительности, очищающей воздух и благотворно действующей на человеческую кровь.

Не удивительно, что опыт показал мне преимущества древесных средств пред травянистыми для оздоровления болезненной человеческой крови.

Мои собеседники знают, что основные принципы моей фармакологии исключают из употребления аллопатические яды. Поэтому нам следует еще рассмотреть: соответствуют ли древесные растения требованию избегать ядов, хотя они и составляют исключительную принадлежность людей?

В ответ на это, пятый принцип моей фармакологии гласит:

5) Ядовитых деревьев и кустов несравненно менее, чем трав.

Только подробно изучая растительное царство на месте произрастания, можно выяснить значение, смысл и сущность ядов. Они вырабатываются и распределяются в зависимости от того значения, которое представляют они в качестве предохранительного орудия от растительных животных. Таким образом, за исключением немногих ядовитых растений, у которых ядовиты все вообще части, у остальных ядовитые продукты скопляются или исключительно, или по преимуществу в тех органах, которые менее защищены и всего более подвержены нападению животных. Та же зависимость отражается существенно и на различных периодах жизненной деятельности растений; в период цветения и плодообразования, когда растение наиболее нуждается в защите, степень его ядовитости, вообще говоря, возрастает. Это ведет к тому, что одно и то же растение в различные времена года отличается то большей, то меньшей ядовитостью; обстоятельство весьма важное для фармакологии.

Мои собеседники помнят, что профессора Нотнагель и Россбах, говоря об алкалоидах, свидетельствовали, что о той роли, какую они играют в самом растении, они ровно ничего не знают. «Мы знаем лишь - пишут они, - что растения, вполне тождественны в ботаническом отношении, смотря по почвенным и климатическим условиям, при которых они произрастают, представляют крайне изменчивое содержание алкалоидов и согласно с тем оказываются то весьма ядовитыми, то совершенно неядовитыми. Очень может быть, что алкалоиды служат просто продуктами выделения или вырабатываемыми с течением времени оборонительными орудиями растения. Химический состав различных алкалоидов совершенно не известен».

Не только очень может быть, но и наверно, яды - это продукты выделения для обороны растений и потому-то они все исключительно действуют на нервную систему людей. Насекомые, конечно, имеют также нервы и лишь влияя на их чувствительность, растения могут избавиться от своих врагов. Таким образом, нынешние излюбленные и научные аллопатические лекарства вовсе не заключают в себе соков растений, а лишь продукты выделения их.

Затем, выработка ядовитых продуктов должна непременно зависеть от условий роста растений. Так как все древесные породы, благодаря своему расту, гораздо менее доступны нападению травоядных, нежели кустарники, и так как травянистые растения в этом отношении находятся в самых неблагоприятных условиях, то наибольшее число ядовитых форм должно встречаться среди травянистых, а наименьшее среди древесных пород; кустарники же должны занять середину. И это вполне оправдывается многочисленными фактами, сообщаемыми знаменитым французским ботаником Корневеном.

Так, среди односемянодольных названный ученый насчитывает девять семейств, между которыми встречаются ядовитые растения, и все эти девять семейств принадлежат к низкорослым травянистым породам, каковы, между прочим, ароидные, лилейные, спаржевые, амарилисовые, касатиковые и проч. Если затем мы обратимся к двусемянодольным, то увидим, что и здесь, из числа семейств, среди которых встречаются ядовитые растения, значительное большинство принадлежат травянистым формам. Таковы, между прочим, фитолаковые, пасленовые, гречишные, кирказоновые, молочайные, лютиковые, маковые, крестоцветные, фиалковые, гвоздичные, бобовые, розоцветные, зонтичные, сложноцветные, вьюнковые, колокольчиковые, норичнаковые, губоцветные и др. Всё это или исключительно, или по преимуществу травянистые растения. Так, лютиковые все травянистые и вместе с тем очень богатые ядовитыми формами, каковы: бородавник, василисник, болотные ноготки, черемица, воронец, борец, аквиледжиа и др.; то же следует сказать о норичниковых, к которым принадлежат такие ядовитые растения, как марьянник, наперстянка, заразиха и пр. Таким образом, хотя и не все пасленовые травянистые растения, но наиболее ядовитые встречаются именно среди последних, в подтверждение чего, помимо табака, достаточно упомянуть о белладонне, белене и дурмане.

Далее, даже в том случае, когда среди данной группы встречаются, помимо трав, кустарники и деревья - наибольшее число ядовитых форм приходится на долю первых, примером чему могут, между прочим, служить бобовые и молочайные. Последние в этом отношении в особенности поучительны: все молочайные в большей или меньшей степени ядовитые растения и, за исключением некоторых сильно ядовитых древесных пород тропических стран и некоторых кустарников (букса, кротана), все остальные принадлежат к травянистым формам, среди которых известно не мало целебных трав. Не входя в дальнейшие подробности, заметим вообще, что судя по данным, сообщаемым Корневеном в его труде «des plantes veneneuses», из числа семейств одно- и двусемянодольных растений, среди которых встречаются ядовитые формы, около тридцати пяти принадлежат исключительно или по преимуществу травянистым породам; двенадцать семейств исключительно или по преимуществу - древесным плодам.

Итак, факты вполне отвечают, вполне оправдывают высказанное выше предположение и мы видим, что наибольшее число ядовитых растений действительно встречается среди форм, которые по условиям своей низкорослости всего легче доступны нападению травоядных позвоночных, а наименьшее среди древесных пород. Что же касается кустарников, находящихся в этом отношении в условиях средних между травами и деревьями, то, как оказывается, такое же среднее место занимают они и относительно богатства ядовитых форм: здесь их меньше, чем среди травянистых пород, но больше, нежели между древесными породами.

Г. Эльпе в своих письмах подробно разбирает этот вопрос и говорит, что роль ядовитых продуктов в растительном мире по преимуществу предохранительная; что они призваны служить одним из орудий, охраняющих растения, те и другие существенные его органы от нападений растительноядных животных. А такого рода зависимость сама собою уже приводит к признанию, что внешние физические условия, если и могут оказывать влияние на выработку ядовитых продуктов растений, то исключительно косвенное, насколько эти условия отражаются на процессах роста и развития тех или других органов, в которых фабрикуются или скапливаются эти продукты. Задерживая период цветения и плодообразования, низкая температура может задержать и выработку ядовитых веществ, содействуя росту и развитию наземных частей, свет может содействовать и фабрикации в них ядовитых веществ; но отсюда совсем не следует, чтобы участие его было всегда необходимо, и в тех растениях, ядовитые продукты которых вырабатываются и скапливаются в подземных органах, фабрикация этих продуктов совсем не требует содействия света.


<<Назад

Читать далее>>


 

© 2013 Медицинские беседы. Powered by Kandidat CMS (0.0043 сек.)