Беседа XXI (продолжение)

Совершенно такое же косвенное влияние оказывают и топографические условия. Раз выработка ядовитых веществ находится в связи с жизненной деятельностью растительного организма, раз она повышается в периоды наиболее энергического проявления этой деятельности и понижается с понижением поздней, то само собою понятно, что в жарком, тропическом климате, где жизнь растительного мира достигаете наивысшей интенсивности, образование ядовитых продуктов должно отличаться наибольшей силой и что, вообще говоря, южные широты должны содействовать, а северные противодействовать такому образованно. И это до некоторой степени оправдывается фактами. Так, например, известно, что борец и лавровишня на юге значительно ядовитее, нежели на севере.

Таким образом, хотя в настоящее время далеко не определено еще вполне точно численное отношение ядовитых форм тропических и умеренных стран и нельзя поэтому с достоверностью сказать, которая флора численно богаче ядовитыми растениями, тем не менее по наличным данным скорее можно признать в этом отношении преимущество за тропической флорой, нежели наоборот. Во всяком случае, относительно выработки наиболее сильных ядов, всё преимущество, несомненно, на стороне тропической флоры, среди представителей которой, помимо множества крайне опасных трав и кустарников, встречаются деревья, под сенью которых усталый путник не может прилечь, рискуя заснуть вечным сном от их ядовитых испарений.

Но хотя тропический климат в значительной мере содействует выработке сильных растительных ядов, отсюда, однако, совсем не следует, чтобы высокая годовая температура, или, по меньшей мере, средняя, составляла необходимое условие для выработки ядовитых продуктов, и было бы крайне поспешно на основании предыдущего полагать, что среди флоры холодного, северного климата не встречаются ядовитые растения. Совсем напротив: достаточно уже указать на произрастающий в Сибири и Камчатке один из видов рододендрона (rhododendron chrysanthum), известного своей значительной ядовитостью. Таким же образом среди растительного мира высоких холодных плоскогорий, отличающегося характером северной флоры, известны, в свою очередь, ядовитые формы, каковы, между прочим, близко сродни только что названному виду рододендрона альпийская роза, белая черемица, морозник и др.

Вообще, едва ли возможно указать на такую область, которая не имела бы своих ядовитых растений, они встречаются всюду, на всех широтах, где обитают растительноядные животные. Будь иначе, рассмотренная выше зависимость теряла бы свое значение. И если флора тропического климата наиболее богата ядовитыми растениями, то, помимо только что отмеченного термического влияния, не следует также упускать из виду, что эта флора вместе с тем выдерживает и наиболее интенсивную, наиболее напряженную борьбу с многочисленными растительноядными формами животного мира жарких стран.

«Не меньший интерес - говорит Эльпе, - представляет и влияние культуры растений на выработку ядовитых продуктов. Уже сам факт тех нередко значительных изменений в процессах роста, плодовитости, образования пахучих веществ и проч., и проч., которые испытывают растения под влиянием возделывания, наводит на мысль, что то же влияние, так или иначе, необходимо должно отражаться и на фабрикации ядовитых продуктов».

Согласно ли это с фактами и если согласно, то какого именно характера данное влияние?

«Мы не знаем -говорит Корневен, - таких растений, ядовитые свойства которых возрастали бы под влиянием культуры и удобрений». Растения же, ядовитые свойства которых в условиях возделывания ослабевают и даже почти совершенно исчезают, такие растения известны. Сюда между прочим относится борец, один из видов которого, именно синий борец или иначе - волчий корень, очень ядовитый в диком состоянии, быстро теряет свою ядовитость и становится почти безопасным, когда выращивается например в садах, на хорошо питательной, плодородной почве.

Другим не менее любопытным примером может служить один из видов кустарника сумака - ядовитый сумак (rux toxicodendron) Северной Америки, культивируемый во многих европейских парках с декоративною целью. У себя на родине, вне условий всякого ухода за ним, этот кустарник, о чём свидетельствует и самое его ядовитое название, очень ядовит. Смолистый, белесоватого цвета сок, содержащийся в его листьях, коре, стеблях, отличается крайней едкостью и до того сильно раздражает кожу, что причиняет нарывы. Более того, самые ночные испарения листьев названного вида сумака настолько ядовиты, что вызывают рожистую сыпь и гнойные прыщи на коже у субъектов, имевших неосторожность уснуть под листвою этого кустарника.

Казалось бы, что такому растению совсем не место в парках; но дело в том, что, как выяснил опыт, под влиянием культуры оно в значительной мере теряет свои ядовитые свойства и становится далеко не столь опасным, как у себя на родине, где оно растет на свободе.

Такое действие культуры на токсические свойства ядовитых растений, будучи интересно само по себе, приобретает особенное значение с рассматриваемой здесь точки зрения. Прежде всего, оно не единичное, не исключительное и по характеру своему может быть в сущности рассматриваемо, как частный случай более общего влияния, наблюдаемого в одинаковой мере, как в растительном, так и в животном мире.

В самом деле, когда человек принимает под свое покровительство то или другое растение, то или другое животное, заботится об охранении его от его естественных врагов, вредоносных физических влияний и прочего, то обыкновенно, в этих условиях, специальные приспособления, служащие организму орудиями в борьбе за существование, исподволь атрофируются. Способность самозащиты, самосохранения ослабевает, раз человек берет животный или растительный организм под свою защиту, под свою охрану, природа организма постепенно изнеживается.

Это явление вообще засвидетельствовано многочисленными фактами самого разнородного характера. Кому неизвестно, например, что у домашних животных инстинкт самосохранения выражен, вообще говоря, гораздо слабее, нежели у диких или даже одичалых. Достаточно сослаться уже на тот точно констатированный факт, что способность отличать вредные, ядовитые травы от безвредных у диких травоядных животных развита гораздо сильнее, нежели у доморощенного скота, у которого способность эта значительно ослаблена условиями жизни в прирученном состоянии. Фактов аналогичного характера можно было бы привести множество.

То же самое относительно растительного мира; и как на одно из наиболее общеизвестных явлений можно указать на тот факт, что у растений, хорошо вооруженных такими специальными приспособлениями, как иглы, твердые покровы семян и проч. под влиянием культуры и так называемого «облагораживания породы», эти приспособления в значительной степени, а иногда и совершенно атрофируются. Каждому садоводу очень хорошо известно, что дикие плодовые деревья способны лучше выдерживать различного рода внешние вредоносные влияния, нежели облагороженные и чем «выше сорт», чем более он облагорожен, тем он «нежнее», тем менее одарен способностью самозащиты, самосуществования. Предоставленное самому себе, своим собственным силам, такое выхоленное растение не выдерживает конкуренции с менее облагороженными, а в особенности совсем не облагороженными сородичами. Сама наклонность «заброшенного» растения перерождаться, дичать свидетельствует о стремлении природы организма восстановлять те свойства, которые были утеряны под влиянием культуры, но становятся необходимыми в условиях самостоятельного существования.

«Все это взятое вместе - пишет Эльпе, - несомненно подтверждает, что под влиянием культуры способность самосохранения, самозащиты растительного организма ослабевает. И раз, как мы видели, выработка ядовитых продуктов относится к числу средств такой самозащиты, то совершенно понятно и естественно, почему в условиях культивирования ядовитые растения отличаются меньшей ядовитостью, нежели в диком состоянии, а иногда и совершенно почти лишаются своих токсических свойств, если тому, конечно, не препятствуют специальные условия, специальные требования культуры, как, например, возделывание растения ради его ядовитых продуктов. Тут уже в интересах самой культуры поддерживать, путем подбора и иных приемов, выработку ядовитых продуктов, и в этих условиях, само собою разумеется, нельзя ожидать, чтобы растение теряло свои ядовитые свойства; оно и не теряет их, чему свидетельством может, между прочим, служить снотворный мак».


<<Назад

Читать далее>>


 

© 2013 Медицинские беседы. Powered by Kandidat CMS (0.0041 сек.)