Беседа XXI (продолжение)

Таковы в общих чертах основные условия выработки ядовитых продуктов в растительном мире. «Посмотрим же теперь как относится к этим продуктам животный организм», - говорит далее Эльпе.

«Вопрос о причинах отравления, о действии ядов на животный организм далеко еще не выяснен, хотя едва ли может подлежать сомнению, что одной из существенных причин разрушительного действия их служит крайне значительный запас химической энергии, скопленной в этих веществах. Ядовитое вещество - это субстрат, с избытком снабженный химической энергией, и с этой точки зрения, по мнению Борневена, всякое отравление может быть рассматриваемо как результат очень сильного и очень быстрого превращения химической энергии в движение и теплоту. Чем большей напряженностью химической энергии отличается данный субстрат, тем интенсивнее и быстрее подобные превращения, тем разрушительнее их действие на организм, на ткани, лишенные способности выдерживать столь не в меру интенсивные и внезапные превращения химической энергии. Правильная функциональная деятельность организма, его тканей, в особенности нервных центров, на которых более всего отражается это ненормальное превращение энергии, становится невозможной, и последствием подобного расстройства функциональной деятельности являются, помимо изменений в температуре тела, различные болезненные возбуждения, тетанизация, за которой затем следует коматическое состояние, оцепенение, паралич задних конечностей и, наконец, смерть.

«Как бы ни было неполно такое объяснение действия яда на животный организм, но и оно уже приводит к заключению, что это действие в значительной степени зависит от восприимчивости тканей организма и их большей или меньшей способности выдерживать быстрые и интенсивные превращения химической энергии введенного в организм яда. А такая способность не может быть, конечно, одинаковой у различных организмов, в особенности у организмов, так или иначе расходящихся между собою по своему биологическому состоянию».

И действительно, как свидетельствуют многочисленные наблюдения, действие яда на животный организм и способность воздействия последнего, помимо различных других причин (способы введения яда в организм и т. п.) зависит прежде и главнее всего, от возраста данного организма, его пола, его видовых, расовых и индивидуальных особенностей. Так, в раннем возрасте животный организм гораздо чувствительнее к действию ядовитых веществ, нежели в период возмужалости. Если, например, ввести в организм взрослого и молоденького кроликов одинаковое, пропорционально весу их тела, количество яда, извлеченного из листьев какого-нибудь ядовитого пасленочного растения, то первый выдерживает это отравление без всяких особенных для себя последствий, тогда как молоденький кролик погибает.

То же самое наблюдается относительно других животных: молодые особи всех видов животных - говорит Корневен, - значительно более чувствительны к действию ядов, в том числе и к медикаментам нежели взрослые. Даже холоднокровные животные не составляют исключения и как точно, например, доказано экспериментальным путем относительно речных рыб, из экстракта одного из ядовитых первоцветов (cyclamus europeum), гораздо легче убивать молодь, нежели взрослых особей. О человеке и говорить нечего; что детский организм значительно чувствительнее взрослого к вредоносному действию ядов и «целебному» действию лекарств, это факт, очень хорошо известный, в на нём, между прочим, основано то правило в фармакологии, что доза медикамента для грудного младенца не должна превышать одной шестнадцатой дозы, предназначаемой для взрослого.

Указанное влияние возраста не может объясниться разницей в весе тела; тут эта разница не причем, ибо, если, например, юный организм весит в пять, шесть раз меньше взрослого, то во столько же раз меньшее количество яда оказывает на него тем не менее гораздо большее действие. Здесь должны быть другие причины и из них влияние нервной системы несомненно играет главную роль.

Дело в том, что в юном, детском периоде, ткани, как известно, отличаются большей восприимчивостью, а, стало быть, и меньшей устойчивостью, а в этих условиях анатомические элементы вообще и центральной нервной системы в особенности всего менее способны выдергивать внезапные, быстрые и очень сильные превращения химической энергии вводимого в организм яда. Отсюда и особенно интенсивные действия последнего на юный организм.

«Но если такое объяснение - говорит Эльпе, - сколько-нибудь близко к истине, то следует ожидать, что из двух полов, мужского и женского, тот, который по общему складу своей организации ближе к детскому, должен вместе с тем отличаться и большей чувствительностью к действию ядов; ближе к этому складу несомненно женский организм, ткани которого, в особенности ткани центральной нервной системы, по своей восприимчивости и неустойчивости, более мужского приближаются к тканям детского организма. И что же оказывается рядом с этим? Оказывается, «что яды, в особенности центральной нервной системы, действуют сильнее и быстрее на женщин и животных-самок, нежели на мужчин и животных-самцов» (Корневен). При этом, как свидетельствуют наблюдения, эта разница резче всего проявляется на человеке; факт особенно поучительный с рассматриваемой здесь точки зрения, если принять во внимание, что нигде среди высших позвоночных, отличие женского организма от мужского в указанном направлении не достигает той степени, как у человека.

Оставляя в стороне различные детальные доказательства этой большей чувствительности женского организма к действию ядов достаточно сослаться на тот общеизвестный факт, что гашиш, морфий, опий, алкоголь действуют при сравнительно слабой дозе сильнее и быстрее на женщин, нежели на мужчин, а из мужчин всего сильнее и быстрее на тех, которые по складу своей нервной организации, её восприимчивости и неустойчивости, наиболее приближаются к женскому организму, наиболее женственны.

Но это еще не всё; известны примеры, где чувствительность женского организма к действию ядов выступает еще резче. В самом деле, нельзя указать ни на один растительный субстрат, который, действуя на мужской организм как яд, отравляя его, не оказывал бы соответствующего действия на женский организм. Наоборот, существуют растительные субстраты, которые, будучи почти безвредны для мужского организма, весьма сильно влияют на женский и могут быть поэтому названы ядами женского организма. Притом данное явление наблюдается, как относительно человеческого организма, так и относительно животного. Интересным тому примером могут служить листья грецкого ореха. Не обнаруживая никаких особенно ядовитых свойств и будучи вообще безвредными, они оказывают специфическое и весьма сильное действие на женский организм, именно останавливают выделение молока. Достаточно корову покормить листьями грецкого ореха, чтобы она перестала давать молоко, как это в последнее время было констатировано многочисленными соответствующими случаями в Швейцарии. Совершенно таким же специфическим действием отличаются и листья кустарника - жестера (rhamnus alaternus), экстракт из которых, по опытам итальянского медика Prota-Giurleo, смотря по введенному в организм количеству, уменьшает или совершенно останавливаете выделение молока у женщин.

Но если таким образом возраст и пол оказывают влияние на способность животного организма в большей или меньшей мере воздействовать разрушительной силе ядов, то еще в большей мере такое влияние должны оказывать видовые особенности. Чем более животные расходятся между собою по складу своей нервной организации, тем менее возможно ожидать, чтобы их организация отличалась одинаковой чувствительностью к действию ядов. Высшая, наиболее сложная нервная организация, отличаясь, в силу своей сложности, большей восприимчивостью и неустойчивостью, всего менее способна выдерживать, не испытывая сильных пертурбаций, те быстрые и крайне интенсивные превращения химической анергии, которые вносит в организм ядовитое вещество.

Исходя из этого основного положения, необходимо уже a priori признать, что человеческий организм, говоря вообще, должен отличаться большей чувствительностью к действию ядов центральной нервной системы, нежели организм животных, и что среди последних, данная чувствительность должна в значительной мере определяться степенью развития их нервной организации. И факты оправдывают это априорное заключение. Так, по свидетельству Корневена, белладонна (сонная одурь) оказывает очень сильное действие на организм человека, меньше на собаку и кошку, еще того меньше на лошадь, весьма слабое на коз и овец и почти никакого действия на кролика. Степень чувствительности к яду убывает по направлению к организмам, с менее совершенной и развитой нервной системой. И только что названный ученый приводит множество других фактов, в большей или меньшей мере подтверждающих данную зависимость.


<<Назад

Читать далее>>


 

© 2013 Медицинские беседы. Powered by Kandidat CMS (0.0039 сек.)