Беседа XXII (продолжение)

Несуществование в системах лечения точных приемов для проверки диагноза, основанного на исчислении вероятности, меня так же удивило, как и незнание закона дозировки лекарств. Неужели можно лечить, не имея понятия, какое количество лекарства нужно больному?! Знать только от какой дозы он отравится - не значит быть в состоянии угадать от какой дозы он может поправиться. Даже выяснено, что не все люди отравляются одними и теми же дозами яда; от которой один умирает, другой только тяжко болеет. Испытывая яды на лягушках или, как в гомеопатии - на людях, причем первым предлагаются большие дозы, а вторым малые, понятно, можно и не искать точной дозировки их, так как цель этих испытаний - произвести болезнь; совершенно обратно должны поступать врачи при требовании уничтожения болезни. Подобные знания существуют во всех науках, если говорить относительно среды, двигающей и управляющей, например, паровыми машинами, воздушными шарами, мельницами и разными приспособлениями в технике и промышленности. Чтобы испытать действие машины какого-нибудь броненосца, люди, заведующие этим делом, знают сколько им надо топлива на определенное расстояние, одинаково как и воздухоплаватели, желая подняться на известную высоту, наполняют свой шар определенным количеством газа, а владетель мельницы, для ускорения работы, увеличивает поток воды на известную силу. К удивлению, в медицинских системах вовсе не знают, какую дозу лекарства требует организм больного для исцеления и даже не видят, каким способом возможно это определить. Мы уже беседовали о современных фармакологических вопросах и убедились в том, что дозировка аллопатических лекарств не выдерживает критики с научной точки зрения ни в каком отношении. Напомню только вкратце главные основания. Рациональная медицина определяет, что физиологическое действие лекарственных веществ далеко не представляется абсолютно неизменным, но видоизменяется, с одной стороны, смотря по содержанию действующих веществ и величине приемов, а с другой, правда, в известных пределах, смотря по виду животных, по возрасту, полу, индивидуальности, по их здоровью и болезненности, равно и по времени применения. Она говорит также о противоположном действии больших и малых доз некоторых лекарственных веществ, и что совсем не безразлично - принимается ли дневная порция за один раз или в течение целого дня, разделенная на малые количества. В последнем случае, до того времени, пока примется последняя единичная доза, тело уже успело выделить значительную часть раньше принятого вещества. Но для иных действий необходимы известные количества и концентрация средства, как например, для подавления лихорадки, для устранения ускоренной кишечной перистальтики; в этих случаях дробные дозы не оказывают такого действия, как большие, принятая разом, и т. д. Что на стороне больших аллопатических доз остается лишь одна потребность ускоренной кишечной перистальтики, при желании механически очистить произошедшие застои в кишках, я это достаточно доказал при разборе вопроса о подавлении лихорадки. Лихорадка не подавляется, а лишь придерживается, удлиняется от больших доз хинина. Также, на основании упомянутых научных определений, не видно, почему аллопатия обыкновенно прописывает свои микстуры в пропорции столовых ложек. Если врачами руководит весовой расчет, при делении количества средства на столовые ложки, то подобный расчет слишком не точен, ибо он основана на предположении, что жидкость распределит сама заключенный в ней яд по ложкам, на подобие аптекаря. Если ими руководит опыт, то в виду различных индивидуальных особенностей в людях, нельзя давать те же дозы лекарства, по опыту, всем заболевающим одною и тою же болезнью. В дозировке аллопатических лекарств главные основания - предположение и теоретическая вероятность. О точности не может быть даже и речи.

В гомеопатии дозировка, конечно, более точна и совершенна, так как каждое лекарство имеет кроме тинктуры ещё десятичные и сотенные деления. Обладание множеством сил и испытание их, дают указания при каких болезнях и в каких случаях помогают лучше высшие, средние или низшие деления лекарств, хотя эти сведения также несовершенны, чему служат доказательством рецепты врачей гомеопатов. Одни лечат только тинктурами, другие только средними делениями, третьи только высокими. Может ли быть допущено в медицине такое пристрастие? Конечно нет, и гомеопаты сами это заявляют, не скрывая своего несовершенства. Отыскание закона о дозах их очень заботит и одни врачи думают, что главная суть заключается в индивидуализации, другие находят невозможным найти формулу, потому что выбор деления и повторение приемов есть переменная величина и т. д.

В результате нет системы лечения, которая бы могла точно определить, какая доза лекарства должна прописываться больному.

Теперь за мной ответ на этот вопрос:

11)    Закон о дозах исходит из основного взгляда на причины человеческих болезней; если болезнь есть нарушение кровообращения, то, естественно, лекарства должны так дозироваться, чтобы они восстановляли вновь необходимое равновесие в потоках венозной и артериальной крови.

Каждое лекарство при приеме производит известное давление на кровь, следовательно - влияет на кровообращение, и сила живого потока крови в прямой зависимости от дозы, количества и качества лекарства.

Так как каждый организм требует точного определения этой силы, лично для него необходимой, то болеющему должна прописываться та доза лекарства, которая соответствует состоянию его организма в данное время, т.е., которая восстановляет правильность кровообращения.

Уже не в первый раз я буду сейчас доказывать, что каждым лекарством можно и нарушать, и восстановлять кровообращение. Нарушение кровообращения не только может быть ясно видно врачу, но еще лучше чувствуется самим больным. Всякое возбуждающее средство, как, например, алкоголь, нарушает кровообращение, что заметно по приливу крови к голове, по налитию вен на висках, по цвету лица и красноте глаз, по иннервации и движениям человека. Человек, пьющий алкоголь, ощущает наполнение головы излишнею кровью, пульсацию сосудов, внутреннее волнение, возбуждение, сердцебиение, ускоренное движение крови во всём организме, а иногда кружение и боль головы. Что эти симптомы зависят от дозы алкоголя, от количества выпитых рюмок вина - это каждому известно; чем меньше доза, тем слабее симптомы нарушения кровообращения. От одной маленькой рюмки человек ощущает лишь легкое возбуждение, незначительное ускорение кровообращения и развивающуюся от того теплоту в теле. При разжижении этого же количества вина в целом стакане воды, симптомы возбуждения почти исчезнут; следовательно, давление алкоголя на кровь будет настолько слабо, что не произойдет никакого нарушения кровообращения. Однако, есть субъекты настолько слабые, а потому и чувствительные, что даже такая доза вина в воде в состоянии произвести возбуждение и симптомы нарушения кровообращения; им требуется еще большее разжижение, чтобы избавиться от вредного влияния на них алкоголя. Конечно, все встречали людей, на которых вино действует угнетающе, возбуждая вместо оживления болезненную тоскливость. Это не доказательство, что они не переносят вина, как часто выражаются эти люди; подобный факт свидетельствуете лишь, что доза алкоголя, соответствующая одним субъектам, может вовсе не соответствовать другим.

Знакомый всем хинин в большинстве случаев дается в таких дозах, что больные после второго или третьего порошка начинают ощущать шум в ушах и в голове. Но от чего происходит это явление и что оно означаете? Вси испытали шум в голове при воспалительных болезнях, происходящей от прилива крови во время жара или, вернее сказать, вследствие нарушения кровообращения воспалительным процессом. Несомненно, шум в ушах, доводящий до глухоты от приема больших доз хинина, происходит также вследствие прилива крови к голове. Прилив же есть доказательство нарушения кровообращения. Поэтому, тот больной, который ощущает шум лишь после приема хинина, может безошибочно определить, что доза прописанная ему велика, не соответствует его организму и нарушила его кровообращение больше, чем сама болезнь. Соответствие дозы должно было выразиться совершенно обратными симптомами, т.е. уменьшением или уничтожением шума, если таковой был вследствие нарушения кровообращения болезнью, освежением и облегчением головы вообще. Может быть доза, соответствующая данному больному, не 5 или 3 грана, а всего 1/2 грана, но за то этот вес, смущающий непривычный аллопатический глаз, будет соответствовать всем индивидуальным особенностям страждущего. Голова его освежится, а это докажет, что прилив исчез и кровообращение восстанавливается. Раз лихорадка, воспаление крови есть расстройство кровообращения, то, следовательно, эта болезнь может прекратиться лишь с восстановлением кровообращения, а при нарушении его в большей мере лекарством, болезнь задерживается и врач приносит больному один вред. Вот почему сами аллопаты заметили, что, при желании их подавить лихорадку большими дозами хинина, она не только никогда не проходила скорее, но лишь затягивалась на более продолжительное время. Некоторые объясняют этот факт по своему; им кажется, что жар есть сила - напряжения самой природы против болезни, а потому ослаблять эту силу - значит мешать самой природе победить недуг. Но этот вывод грешит только потому, что ученые при своих суждениях никогда не берут в расчет обращение крови. Природа всегда требует помощи при болезнях, и иначе бы существование такой науки, как медицина, было бы бессмысленно. Помощь должна заключаться в действии лекарства в одном направлении с природою, но отнюдь не в противодействии, как поступают врачи, нарушающие кровообращение больного несоответственными ему дозами лекарств. Средство, предложенное в дозе, необходимой больному есть действительная помощь, которую можно сравнить с выручкою, присланной осажденному отряду войска; доза, нарушающая кровообращение больного, есть неприятельский отряд, подошедший к осаждающему для усиления приступа на осажденного. Привычка к аллопатической дозировке мешает разумной постановке этого вопроса. Глаз не допускает меньшого приема хинина, как 3 грана для взрослого человека; ум наш не в состоянии вместить понятие о возможном действии гораздо меньшого количества. Между тем не трудно также понять, какая доза поможет больному; та, которая лично необходима ему. Если, при умении определить лично необходимую дозу данному больному, она окажется не более 1/2 грана, то какое основание будем мы иметь пожимать плечами и сомневаться в полезном действии её!? Соответствие дозы - это главное требование.


<<Назад

Читать далее>>


 

© 2013 Медицинские беседы. Powered by Kandidat CMS (0.005 сек.)