Беседа XXII (продолжение)

Весьма часто можно услышать от нервных больных такие слова: «мне прописали лавровишневые капли с бобровой струей и они, вместо успокоения, раздражали меня до такой степени, что я лез на стену!» Другой говорит: «я совсем не переношу ландышевых капель, у меня от них делается страшное сердцебиение». Третий просит доктора не прописывать ему валериан, потому что от него он страдает бессонницей и т. д. Спрашивается, как объяснить показания этих больных, которые противоречат основным свойствам и действиям вышеозначенных лекарств? Лавровишни и валериан с древних времен считаются наилучшими нервными средствами. Ландыш есть специфическое средство для сердца. Что сами больные не угадывают причину испытываемой ими несообразности - это неудивительно, но меня много раз поражало неумение докторов разгадать загадку. Пожавши плечами, они объявляли всегда больным, что это явление есть исключительное, которое можно объяснить лишь индивидуальною особенностью больного. Между тем, причина заключалась всегда в несоответствии дозы, которую прописывал этот же доктор, основываясь на предположены и на своем опыте. Не средство могло изменить свои свойства в организме этого больного, но большая доза могла раздражить восприимчивые нервы его. Также сердцебиение возбудилось от ландыша, успокаивающего нервы только потому, что доза, несоответствующая силам его нерв, раздражала их и ожесточила болезнь. При уменьшении доз этих лекарств получились бы результаты, которые подтвердили бы лишь естественные свойства означенных средств.

Поэтому то я утверждаю, что сила живого потока крови в прямой зависимости от дозы, количества и качества лекарства. Каждый организм требует точного определения этой силы, лично для него необходимой. Болеющему должна прописываться та доза лекарства, которая соответствует состоянию его организма в данное время, т. е. которая восстанавливает правильность кровообращения.

Как же узнать, какая доза лекарства восстанавливает кровообращение и какая нарушает?

Чрезвычайно просто. При правильном кровообращении человек не ощущает никакой болезненности, все отправления его в порядке, и органы его не дают знать о своем существовании. Между тем при болезни являются такие ощущения, которые подтверждают очень ясно, что каждая болезнь сопровождается нарушением кровообращения. Непременно один из органов чувствуется более другого, вследствие переполнения его кровью, или возбуждается сердцебиение, ускоренное и ненормальное движение крови во всём организме. Затем ощущение боли является несомненным доказательством ненормальности кровообращения в чувствуемом органе. Каждый из нас испытывал прилив крови в голове при волнении, испуге, при лихорадке и насморке. Приливом же называется излишнее переполнение органа кровью. Следовательно, прилив есть доказательство нарушения кровообращения. Естественно поэтому, что если больной не ощущал тяжести в голове, тумана в глазах или жара в голове, а также сердцебиения, удушья, волнения, и после приема лекарства явились эти ощущения, т.е. симптомы болезни, то доза не соответствовала ему, так как она еще более увеличила неправильность кровообращения. От соответствия дозы ощущаемые приливы, боли, волнения должны уменьшиться или пройти, но никак не увеличиться.

Итак, как же узнать какая доза лекарства восстанавливает кровообращение и какая нарушает?

Та доза лекарства, которая после приема освежает, облегчает голову, освобождает глаза от тумана, прекращает или уменьшает шум в ушах, успокаивает сердце, а также нервы, уничтожает  или умеряет боли, та восстанавливает правильное кровообращение.

Боли могут прекращаться наркотическими средствами, парализующими чувствительность, но я их не признаю, а потому говорю лишь об уменьшении болей при помощи восстановления кровообращения.

Перемены и ощущения, на которые указывают больные при приеме лекарства, отлично может примечать сам врач по оттенкам и окраске лица по выражению глаз, по дыханию, по иннервации и по многим другим мелочам, которые легко усваиваются на практике.

Бесспорно, физиологическое действие лекарственных веществ не представляется абсолютно неизменным и видоизменяется, с одной стороны, смотря по содержанию действующих веществ и величине приемов, а с другой, в известных пределах, смотря по виду больного, возрасту, полу, индивидуальности, здоровью и болезни, равно и по времени применения. Но опять таки нельзя забывать, что каждое лекарство при приеме производит известное давление на кровь, следовательно влияет на кровообращение и сила живого потока крови в прямой зависимости от дозы, количества и качества лекарства. Каждый организм требует точного определения этой силы, лично для него необходимой, именно, потому, что физиологическое действие лекарственных веществ видоизменяется многоразличным образом. Но, с другой стороны:

12)    Доза специфического лекарства для известной болезни, восстанавливающая правильность кровообращения, не может не соответствовать полу, возрасту, индивидуальности больного, величине приемов и т. п.

Естественно, весь вопрос сводится к уничтожению причины болезни или расстройства кровообращения. Итак, закон о дозах вовсе не замысловатая какая-нибудь формула и не требует подыскивания особых теорий для установления её основ. Истина не может быть сложна, и напрасно люди науки напрягают свои умы для отыскания истин с Диогеновским фонарем. Ларчик непременно просто открывается, если у владетеля его глаза смотрят прямо. Так как при всех болезнях неизменно существует нарушение кровообращения, то лекарство должно его восстанавливать, и доза, производящая это действие, есть законная, соответствующая всем условиям и особенностям как болезни, так и болеющего. Если же ни одна медицинская система не нашла еще закона дозировки своих лекарств, то, по моему убеждению, это есть вернейшее доказательство, что их исходная точка зрения в исследованиях не верна. Раз она не верна, немыслимо открыть ни одного закона. История медицины достаточно убеждает, что пока великий Гарвей не открыл кровообращения, изучение анатомии производилось на ложных основаниях и развитие этой науки не могло идти истинным путем.

Вопрос о дозировке лекарств имеет кроме основных положений, разобранных нами, еще следующие дополнительные условия:

13) Выбор соответствующих доз лекарств зависит от быстроты действия лекарств.

14) От дозировки лекарства зависит какое имеют действие лекарственные вещества - механическое, химическое или динамическое.

15) Каждое средство требует особой выработки наилучшей для него дозировки,на основании опыта.

16) Каждое лекарство должно быть разделено на несколько сил или номеров, при установленной для него общей дозировке.

17) Два номера лекарства не могут иметь одинаковое влияние, так как сила их давления на кровь различна, а потому, при выборе дозы лекарства по ощущениям больного, воображение пациента не имеет никакого значения, так как врач в состоянии всегда дважды и трижды проверить справедливость показаний больного, увеличивая или уменьшая силу лекарства.

Для того чтобы можно было быстро определить, какая доза известного лекарства нарушает кровообращение больного, а какая восстановляет его, для этого, естественно, само лекарство должно действовать почти моментально. Возбуждая симптомы, по которым можно судить о влиянии дозы лекарства на кровообращение, контрольный прием определит также быстро и соответствующую для больного дозировку средства.


<<Назад

Читать далее>>


 

© 2013 Медицинские беседы. Powered by Kandidat CMS (0.004 сек.)