Беседа XXIII (продолжение)

Наука говорит, что соки пищеварительного канала не позволяют многим лекарственным веществам поступить в кровь в неизмененном виде, но видоизменяют их многоразличным образом; так нерастворенные тела - растворяются под влиянием слюны, желудочного сока и т. д. Поэтому лекарства, попадая в желудок и кишки, иногда теряют свои свойства. Это определение, известное с давних времен, нисколько не повлияло на установившийся способ приема лекарств. Все лекарства даются в таких порциях, что они сосредоточиваются в желудке. Однако за последние годы раздаются требования освободить желудок от исполнения вредной повинности, а также избавить лекарства от пептонизации. К числу лиц, требующих изменения традиционного приема лекарств, принадлежит С. М. Фенн, который в своей известной статье ходатайствует за предпочтение впрыскивания лекарств под кожу и в прямую кишку, так как желудок должен быть сохраняем для восприятия и переваривания пищевых веществ. Ныне при многих болезнях лекарства впрыскиваются под кожу. Но удобно ли заменить обыкновенный прием лекарств столь болезненным способом, как подкожное впрыскивание? Не есть ли это крайность, тем более, что та же наука определяет, что все слизистые оболочки, начиная со рта и до прямой кишки одарены энергичной всасывающей способностью по отношению к растворенным, или, по крайней мере, растворимым телам? Следовательно, эта энергическая способность дана никак не для того, чтобы о ней забыли и ею не пользовались. Не проще ли рассчитывать на столь драгоценные свойства слизистых оболочек! Мне кажется, что было бы крайностью отдать предпочтете прямой кишке пред ртом. Рот устроен специально для восприятия всего предназначенного для внутреннего употребления, а ныне люди изменяют это по-своему и не приостанавливаются даже пред решением устраивать в теле новые отверстия для той же цели с помощью иглоукалывания. Вот как велика человеческая недальнозоркость!

Это недоразумение доказывает, что следует обратить внимание на меру назначаемого лекарства. Мне по крайней мере ясно что:

22. Мера лекарства должна равняться тому количеству, которое, будучи принято, не достигает желудка и расходуется на смачивание слизистой ободочки рта, горла и пищевода. В виду этого, все лекарства должны даваться в размере одной чайной ложки.

Затем, естественный вывод из этих правил: лекарства должны быть так дозированы, чтобы не оказывать неблагоприятного влияния на пищеварение. Действительно, дозировка лекарств, установленная мною, удовлетворяете упомянутому только, что требованию. Прием моих лекарств даже в большем количестве, чем чайною ложкою, не будет иметь никакого влияния на пищеварение, так как они вследствие малой дозировки теряют в желудке свои свойства. Следовательно, мои лекарства имеют действие исключительно на пути до желудка.

Итак, исходная точка, ив которой развилась моя система, есть взгляд на причины человеческих болезней. Следуя из неё далее, невольно я пришел к способу лечения болезней, к уничтожению причин, и приемы эти выяснили мне, каким образом я должен проверять диагнозы, испытывать свойства лекарств и вырабатывать их дозировку. Как звенья в цепи сплетались столь простые и естественные

выводы из наблюдений за неизменными законами природы. Какое значение имеет восстановление кровообращения в лечениях, мне особенно ясно и быстро указали все воспалительные и инфекционные болезни, сопровождающиеся повышенною температурою. При моем способе лечения, все они принимают особенный характер и вовсе не проходят те стадии, о которых так неутешительно проповедует рациональная медицина в своих учебниках. Возьмем для примера корь. В теории течение кори разделяется на несколько периодов. Если коревый яд перенесен на здоровый организм, то болезненные явления далеко не являются непосредственно тотчас после заражения. Напротив того, проходит известное время прежде, чем коревый яд настолько размножится и накопится в организме, что обнаружатся первые явления заражения. Этот период, называемый инкубационным, в типических случаях равняется 10 дням. Продолжительность этого срока зависит от количества и жизненной энергии перенесенного коревого яда и от способности зараженного субъекта к противодействию. За инкубационным периодом следует период предвестников, продолжающийся средним числом 3 дня, он характеризуется заболеванием слизистой оболочки носа, полости рта, зева, гортани, бронхов и т. д. Следовательно, период предвестников есть период высыпания на слизистых оболочках. В виде третьего периода является период высыпания на коже коревых пятен. Он начинается обыкновенно на 14-й день после заражения и продолжается 3-4 дня. За ним следует, наконец последний период - период шелушения, продолжающийся, средним числом, 7 дней, так что выздоровление наступаете в конце четвертой недели.

При моем лечении я никогда не наблюдал упомянутых сроков. Инкубационный период не может протекать без признаков нарушенного здоровья, если только следить за настроением и состоянием детей. Дети становятся ненормальными, капризными, ворчливыми, плаксивыми, теряют аппетит, имеют дурной запах изо рта, спят беспокойно или отличаются необыкновенною сонливостью. Если начать лечение в период предвестников, который начинается ознобом и жаром, то период высыпания наступаете быстро, вследствие восстановления кровообращения. При аллопатическом лечении, большею частью, лихорадка, достигающая в первый вечер до 40°, в следующие дни уменьшается и даже температура вновь делается нормальной. Или она держится утром на нормальной высоте, а к вечеру становится слегка лихорадочной. Этим объясняется тот факт, что многие больные чувствуют себя действительно нездоровыми собственно только в первые дни. Когда приближается период высыпания, то температура тела вновь начинает повышаться и доходить до 39° и даже выше. Следовательно, между первым приступом озноба и лихорадки и вторым приступом образуется какой-то промежуток времени. Болезнь как бы задерживается, затихает, пока не появится сыпь. От чего же это происходит? От того, что сыпь не ищет доступа к наружным покровам, вследствие нарушения кровообращения. По той же причине, вероятно, она показывается ранее внутри, на слизистых оболочках, чем наружно, на коже. Упомянутая задержка проявления сыпи бывает очень опасна и тяжела для больного. При искусственном восстановлении кровообращения не существует периода затихания болезни, а потому течение её принимает иной оборот и сокращается время. Развивающиеся нередко осложнения при кори как бы предупреждаются. Итак, я настаиваю на предупреждении, сокращении и облегчении всякой инфекционной болезни, при помощи лекарств, восстановляющих кровообращение и специфических для воспалении. В аллопатических же лечебниках вы можете прочесть, что неосложненная корь не требует особенного медикаментозного лечения и целесообразного диететического содержания здесь вполне достаточно. Естественно, что при отсутствии рационального лечения, болезнь, предоставленная самой себе, протекает дольше, сложнее и тягостнее для больного.

При скарлатине наблюдаются те же периоды и те же особенности их, как и при кори. Лечение состоит также в целесообразной диете и в отсутствии каких либо лекарств.

При моем лечении тиф не проходит теоретически определенных стадий. Анатомические изменения, которые были бы специфическими для сыпного тифа, почти неизвестны. Получается лишь общее впечатление того, что дело идет об острой инфекционной болезни. На коже замечаются синевато-красные пятна, рядом с напоминающими трупные пятна; на губах, деснах, на языке, в носу - налеты; общее питание - пострадавшее; кровь отличается темно-красным цветом; селезенка и печень увеличены. Период предвестников начинается обыкновенно потрясающим ознобом; температура тела быстро поднимается, затем наступает через короткое время бред. Больные жалуются на приливы к голове, выражающиеся ослаблением слуха и шумом в ушах. Лицо становится красным, испражнения задержаны. Кажется, это ясная картина сильного расстройства кровообращения! Период предвестников продолжается от 3 до 5 дней, после которых наступает период высыпания. Состояние температуры тела играет при постановке диагноза сыпного тифа важную роль, особенно, если дело идет в сомнительных случаях о распознавании между сыпным тифом и брюшным. При сыпном температура тела поднимается внезапнее; точно также она понижается быстро, критически. Чрезмерная высота лихорадки обусловливаете опасность болезни. Смерть может наступить еще до появления сыпи, вследствие чрезмерного повышения температуры. Сыпной тиф также не беден последовательными болезнями и осложнениями. В виду всего этого, врачи полагали необходимым подавлять лихорадку громадными дозами хинина, и мы уже говорили к каким результатам пришли они с тех пор, как бросили давать лекарства. Смертность уменьшилась, болезнь протекала легче и скорее, когда доктора занялись поддержкою питания и купаниями в 27° ваннах. По их мнению, специфических средств против тифа и в особенности сыпного в настоящее время не существуете; но в виду того, что лихорадка и упадок сил сами по себе могут причинить смерть, следует заблаговременно начать употребление алкоголя в больших дозах и в разных видах (коньяк, вино, шампанское). Возбуждающие средства, искусственно поддерживая самочувствие больного, нарушаюсь кровообращение, вместо восстановления его и противодействуют силам природы; поэтому болезнь не только затягивается, но и осложняется. Между тем искусственная помощь природы, которая можете быть выражена только в восстановлении кровообращения, есть именно специфическое средство для каждой сыпной, инфекционной и воспалительной болезни. Мое заключение подтверждается еще тем фактом, что все болезни этой категории мне приходится лечить одним средством, специфичным для кровообращения и всякого воспалительного процесса, как общего,

так и местного. Одно лекарство лечит: корь, краснуху, тиф, рогу, скарлатину. Таким образом, наилучшее жаропонижающее средство - это восстанавливающее правильное обращение крови. Оно и понятно, так как лихорадка есть расстройство кровообращения.


<<Назад

Читать далее


 

© 2013 Медицинские беседы. Powered by Kandidat CMS (0.0039 сек.)