Беседа XXIII (продолжение)

К числу болезней, которые не поддаются аллопатическому лечению и подтверждают рациональность моей системы лечения, относятся болезни обмена веществ. Бо главе этих болезней я ставлю английскую болезнь или рахитизм, встречающийся весьма часто в детском возрасте не только у бедного рабочего населения, но и в богатых классах. Изменения обмена веществ, лежащие в основе рахита, обнаруживаются преимущественно ненормальностями в росте костей. Дети легко утомляются, затем вовсе перестают ходить и представляют искривления конечностей. Иногда они не имеют ни одного зуба в конце второго года жизни или появление зубов происходит неправильно. Потение головы, искривление позвоночника есть также частные признаки рахита. Английская болезнь не бывает без расстройства желудочно-кишечного пищеварения; являются упорные, частые поносы. Лицо бледно, мышцы вялы, жировая подкладка исчезает и под тонкой кожей просвечивают извилистые венозные сосуды. Рахитическое поражение черепа характеризуется главным образом своеобразной формой головы и незаращением родничков. Волосы делаются сухими, ломкими и выпадают. Дети поражают своим бледным видом, исхудалыми покровами и вздутым животом. Часто существуют бронхиальные катарры, исчезающие лишь после того, как устраняется рахитический процесс. Естественно, что аллопатическое лечение, основанное на диете и гигиене, редко приносит действительную пользу. Между тем, обмен веществ в прямой зависимости от правильности кровообращения и оно может быть легко восстановлено искусственным влиянием лекарства. Конечно, быстрота излечения рахитического больного зависит, в свою очередь, от степени искривления позвоночника и ребер. При сдавливании костями легкого, сердца и главных внутренних органов, восстановление кровообращения встречает громадные препятствия, которые могут лишь постепенно исчезнуть с ростом и выпрямлением позвоночника. При постепенном восстановлении обмена веществ и отправлений ребенок крепнет и начинаете правильно расти. Этим способом лечения мне удается выпрямлять горбатых детей, которых мучают бесполезно корсетами, думая заставить расти, так сказать в лубках, когда болезнь мешает им расти в вышину.

В нынешнем веке лечение серьезных глазных болезней ограничивается операциями, проколами, и я не могу назвать это иначе, как отсутствием лечения. Примочки и мази, предлагаемые окулистами при воспалениях глаз и век, редко приносят пользу, потому что столь же редко глазные болезни являются самостоятельно, а в большинстве случаев они происходят от приливов крови к голове и от страданий отдельных органов, как желудок, сердце, печень, или болезней крови как малокровие, худосочие, золотуха и т. д. Катаракты исключительно оперируются без разбора причин их образования. Между тем, моя система лечения доказала и в этом случае, что одним восстановлением кровообращения можно препятствовать образованию некоторых катарактов, которые окулисты не лечат, как болезнь, а запускают для скорейшего «созревания». Страдающие катарактами по незнанию, что такое катаракта, ждут созревания их, воображая что это пленка или что-то в роде затвердения, могущего на подобие нарыва созреть. Запущенная болезнь, конечно, не всегда может быть излечена терапевтически или требует продолжительного времени на это, но со стороны медицины более чем странно советовать больным ждать запущения глазной болезни, когда в других болезнях каждая ошибка врача, ведущая к запущению недуга, считается почти преступлением, заслуживающим наказания. Катаракта, в начале его образования, есть такая же излечимая болезнь, как затвердение печени, ревматизм в суставах, образование песка в почках и т. д.; с другой стороны катаракта не может быть терапевтически уничтожен, если он запущен на подобие хронического суставчатого ревматизма, с обезображением всех сочленений. Специфического средства для катаракта не может быть найдено, так как причин образования его весьма много. Художники, разные ремесленники и любители чтения книг лежа на постели получают эту болезнь глаз от чрезмерного напряжения их; много есть примеров заболевания катарактом от ревматизма головы, от худосочия и золотухи и от таких быстрых расстройств кровообращения, которые производят испуги, потрясающее горе, нервные удары и т. д. Поэтому, излечение катаракта зависит от действия на причину болезни соответствующими специфическими средствами. Неимение таковых в аллопатии, как мне думается, и заставляет окулистов прибегать исключительно к операциям. Когда же нельзя помочь глазам даже и ножом, как, например, при темной воде и атрофии глазного нерва, то таких больных считают неизлечимыми. Темную воду, однако, уничтожают некоторые деревенские знахари внутренними средствами. Когда мое лечение начинало завоевывать себе право гражданственности, то я почему-то прославился более всего излечениями глазных болезней. Это я объясняю тем, что лица, недоброжелательно относившиеся во мне, не могли уже объяснить факты излечения катарактов воображением, и современный скептицизм, натолкнувшись на подобных больных, должен был сложить свое оружие-отрицание всего и вся. Таким образом, глазные болезни провели мою систему в жизнь, хотя есть гораздо более поразительные действия моих лекарств на другие болезни.

Третью часть бесед я посвящу подробному разбору лечения болезней по моей системе; теперь же мне остается ознакомить моих собеседников со средствами, вошедшими в мою фармакологию.

Так как исключительная принадлежность человека в растительной природе - это деревья, в доказательство чего они обладают наименьшею ядовитостью, то я все свои основные лекарства добыл именно из древесной породы растений. Кустарники занимают середину между деревьями и травами, а потому в моей фармакологии кустарные средства принадлежат ко второй категории. В той же постепенности я производил испытания растительных средств: сперва исследовал свойства деревьев, потом кустарников и, наконец, некоторых и преимущественно не ядовитых трав. Выбирая средства для своей фармакологии, я задался также целью испытать отечественную флору и потому у меня употребляются такие растения, которые никем еще не были исследованы ранее. Наконец, иные средства я даю вовсе не от тех болезней, от которых они употреблялись ранее в аллопатии, потому что испытания мои выяснили новые свойства их. В нижеследующем списке я упомяну лишь те средства, которые окончательно вошли в мою фармакологию.

 

Деревья.

1.  Береза.

2.  Клён.

3.  Ясень.

4.  Дуб.

5.  Тополь.

6.  Ива.

7.  Ольха.

8.  Рябина.

9.  Воложский орешник (Juglans regia).

10. Сосна.

11. Можжевельник.

12. Эйкалиптол (Eucalyptus). Австралийское дерево.

13. Туя или жизненное дерево (Thuya oxcidentalis).

14. Кока (Coca Erythroxylon). Перуанское красное дерево.

15. Хинное дерево.

16.   Буковое.

17. Лавровишневое (Laurocerasus).

18. Квассиа (Quassia).

19.   Benzoe-дерево в Кохинхине и др. местностях, из которого добывается смола - росный ладан.

20. Мирра (Mirrae). Аравийское дерево.

21. Гранатовое дерево.

22. Финиковая пальма.

23. Камфорное дерево.

24. Гварея (Guarea), дерево Антильских островов.

25. Рододендрон (Rhododendron).

26. Ялаппа (Jalappae), Мексиканское дерево.

27. Каштан.

28. Stillingia sylvatica.

 

Кустарные растения.

1. Бузина черная (Sambucus nigra).

2. Паслен сладко-горький (Dulcamara).

3. Жасмин (Gelseminum).

4. Хмель (Humulus supulus).

5. Ломонос (Clematis erecta).

6. Рута душистая (Ruta graveolens).

7. Хвойник (Ephedra vulgaris).

8. Брусника.

9. Лаванда (Lavandula),

10. Перец стручковый (Capsicum).

11. Виргинка (Hamamelis Virginica).

12. Кондуранго (Condurango).

13. Гидраст Канадский (Hydrastis Canadensis).

14. Гелониас (Helonias dioica).

15. Индийский плющ (Phytolacca).

16. Хлопчатник (Gossypium).

17. Пижма (Tanacetum vulgare).

 

Травянистые растения.

1. Подсолнечник (Helianthus).

2. Подорожник (Plantago).

3. Васильки.

4. Щавель (Rumex crispus).

5. Баранья трава (Arnica).

6. Тысячелистник (Millefolium).

7. Земляника.

8. Ромашка.

9. Зверобой (Hypericum).

10. Очанка (Teucrium).

11. Подлесник (Asarum Europaeum),

12. Горький Грудышник (Ignatia).

13. Ноготки (Calendula).

14. Ирис разноцветный (Iris versicolor).

15. Ветреница (Pulsatilla).

16.   Кактус (Cactus grandiflorus).

17.   Ceanothus Americanus.

Вот средства, которыми я лечу пока моих больных. Между ними есть много таких, который будут со временем заменены наилучшими по действию, когда окончатся испытания других растений, здесь еще не упомянутых. Думаю, что все травяные средства со временем будут заменены древесными и вообще число лекарств сократится. На приходящих больных весьма трудно испытывать лекарства, так как показания их не точны и многие излечившись не приходят о том заявить; поэтому мне требуется повторять опыты до бесконечности, чтобы всесторонне исследовать свойства каждого лекарства, не смотря на быстроту их действия. Только благодаря последнему качеству моих лекарств я мог все-таки найти специфические средства для всех излечимых болезней, которых, впрочем, в моей системе оказалось гораздо больше, чем в аллопатии.


<<Назад

Читать далее


 

© 2013 Медицинские беседы. Powered by Kandidat CMS (0.0016 сек.)