Беседа XXIII (продолжение)

Теперь перейдем к минеральным средствам. Из них я употребляю лишь серу, известь и минеральные воды. Относительно последних я должен дать некоторые объяснения. Летом все врачи стараются предписывать своим больным лечение минеральными водами, на которое смотрят как на самое гигиеническое и полезное назначение. Сами доктора, не особенно нуждавшиеся в отдыхе, стремятся переселиться, ради практики, в местности источников вод. Никто не вправе запретить патентованному доктору зимою лечить электричеством, а летом минеральными водами. Мне рассказывали такой курьезный случай, что какой-то хирург даже отваживается летом заниматься на водах лечением приезжающих больных; после этого неудивительно, что больные, являясь на воды, часто поражаются плохими познаниями тамошних докторов. Вообще на лечение минеральными водами многие врачи смотрят лишь как на средство заставить больных жить в полезных им местностях и в гигиенических условиях. Приемам вод внутрь они, собственно говоря, не придают никакого значения. Однако, вправе ли они относиться к этому лечению со своей точки зрения, когда весьма часто больные возвращаются с минеральных вод в худшем состоянии, чем они туда ехали. Кто наблюдал за лечением больных у источников, тот неоднократно видел, как многим это питье вод приносит вред; не мало случается даже смертных случаев от удара, кровотечений, кровохарканий и также часто больные приобретают различные нервные и желудочные расстройства. Возвращаясь обратно в свои города, пострадавшие больные уверяют, что воды были им назначены ошибочно, не по болезни, а потому они им и повредили. Но правы ли они и возможна ли такая ошибка со стороны врачей? Такого рода ошибки случались в старину, когда не было точных химических анализов вод, когда не существовало никаких руководств и врачи полагались на примеры с другими подобными больными и т. д. Теперь этого невозможно допустить по моему мнению. Затем водами пользуют преимущественно болезни органов пищеварения, легких, малокровие, ожирение, - словом, такие болезни, что трудно ошибиться в их определении. Имея в виду, что все больные предпринимают лечения по совету своих местных докторов, а диагнозы последних проверяются и подтверждаются еще врачами минеральных вод, можно положительно не соглашаться с мнением больных, что вода им в наше время назначается иногда ошибочно, не по болезни. Такие случаи исключительные и могут встретиться гораздо реже, чем замечается ухудшение болезней от питья минеральных вод. Железистая вода прописываются малокровным, и может ли врач ошибиться в определении такой ясной болезни? Конечно нет, но однако не однократно наблюдалось, что малокровные от питья железистой воды делались еще более нездоровыми, анемичными, вследствие открывавшихся у них гемороидальных кровотечений или кровохарканий. Следовательно, причина ухудшения болезни не в диагнозе. Средство было выбрано верно и всем известно укрепляющее действие железа. Кто же виноват, не сами же больные?

Виноваты, разумеется, врачи, и не потому, что они не изучили свойства минеральных источников, а от того что они не умеют ими лечить, не знают какими дозами вод следует пользовать больных, не умеют применять дозировку их к индивидуальным потребностям страждущих. Несмотря на существование лечения минеральными водами с самых древних времен, научная медицина всё еще не умеет с ними обращаться и большими, неподходящими дозами железистой воды расслабляет ткани больных, устраивает кровотечения и отымает у страждущих последнюю силу. Уяснив себе несоответствие дозировки всех аллопатических лекарств и найдя способ дозировать свои лекарства на основании закона, я поинтересовался вопросом лечения минеральными водами и вздумал проверить свои убеждения на этих природных средствах. Как трудно уяснить себе, зачем всем больным прописывают микстуру для приемов столовыми ложками, через 2 часа, так я не видел основания для приемов минеральной воды стаканами. Почему не рюмками и не ложками, или не каплями, а непременно стаканами? Наконец, не все больные приезжающие лечиться равны по своей комплекции, по степени болезненности, по восприимчивости, не одного возраста и пола, чтобы всем давать одну дозу лекарства. Те снаровки, которые практикуются врачами, как например, приемы по 1/2 стакана в начале лечения или приемы по 2 стакана для некоторых в конце курса, с часовой расстановкой между ними и т. д., нельзя назвать точной дозировкой вод при индивидуальных особенностях больных. Если природа богата и количество выбрасываемой минеральной воды велико, то это не причина пить ее стаканами, также как не было бы основания уничтожать одному человеку сразу большое количество древесной коры, полезной для его недуга, в виду того, что дерево большое, или его много в окружности. Что дозировка при лечении минеральными водами слишком велика, это ясно из необходимости быть во время лечения крайне осторожным в пище. Например, в Карлсбаде ежегодно бывают смертные исходы вследствие невоздержности некоторых больных, решающихся покушать любимые ягоды. Вот как велико значение химического действия вод в желудке. Поэтому я задался мыслью исследовать: нельзя ли уничтожить опасность лечения минеральными водами иною дозировкою их, а также добиться динамического действия вод. Как только я применил свой закон дозировки, то получил поразительные результаты. Во-первых, подтвердились всё показания относительно действия их при болезнях; во-вторых, все воды оказались специфичны для тех же болезней; в-третьих, получилось динамическое действие и быстрота влияния на соответствующие им органы; в-четвертых, явилась возможность всем выбирать лично необходимую дозу; в-пятых, требование обычной диеты при лечениях минеральными водами оказалось совершенно лишним, и, наконец, в-шестых, лечение минеральными водами сделалось возможным и удобным во все времена года одинаково.

Мне редко приходится прибегать к минеральным водам, так как я обладаю такими же специфическими средствами из растительного царства; но раз они были мною выработаны, я их оставил, и в моей дозировке они действуют моментально, как и все другие лекарства. Многие нервные и слабые больные потребовали при подыскивании соответствующих им доз значительного разжижения минеральной воды.

На этом я кончаю пока сообщение о лечении болезней выбранными мною средствами; но так как медицина есть искусство не только лечить, но и предупреждать болезни, то в заключение беседы необходимо еще рассмотреть, насколько моя система способствует истинной постановке предохранительной медицины.

Я самый горячий поклонник той идеи, что гораздо лучше предупредить болезнь, чем искоренять ее, когда она уже появилась. Поэтому, я даже советую лечить по моей системе детей от рождения, когда есть подозрение, что здоровье их не может быть хорошим, вследствие наследственных условий. Рост и развитие детей непременно будут иные при поддержании правильного кровообращения и обмена вещества. Если помнят мои собеседники, я приводил также мнения об этом проф. Мантегацца. Он свидетельствует, что литература древних индийцев, китайцев и японцев содержит тысячи наилучших медицинских произведений, но у нас до сих пор нет ни одного сочинения, в котором был бы подробно и основательно разработан вопрос о предупреждены болезни. Почему? Я нахожу причину совершенно понятною. Чтобы разработать вопрос о предупреждении болезней, надо знать точно, как и какими способами и средствами можно уничтожить в человеке зародыш болезни, грозящий чрез несколько лет, а может быть и ранее - своим пагубным развитием.

Сам я стал убежденным поклонником предупреждения болезней с той минуты, как я создал свою систему лечения и увидал в своих лекарствах верные к тому средства.

Теперь я нахожу, что даже такой гениальный гигиенист, как проф. Монтегацца, и тот недостаточно близок к истине, хотя он смотрит иначе на свою специальность, чем все его товарищи.

Он предписывает врачам-гигиенистам не только тщательно изучать индивидуальные организации и вырабатывать для каждого отдельного человека соответствующий ему образ жизни, но и много других лечебных задач. Он не хочет, чтобы предохранительную медицину считали тождественной с гигиеной, как это многие делают и говорит, что для того, чтобы предохранить себя от болезни еще недостаточно одного ревностного соблюдения всех законов гигиены и быть свободным от каких-нибудь пороков; необходимо, чтобы орган, предрасположенный к болезни был поставлен в такие условия, в которых он мог бы оказывать противодействие всем причинам, могущим дурно влиять на его функции. Гигиена для всех одна и та же, а предохранительная медицина для каждого из нас другая.

Таким образом, постановка предохранительной медицины очерчена профессором как нельзя более справедливо. Но посмотрим опять, какие он дает указания и советы к разрешению этих важных вопросов. 


<<Назад

Читать далее


 

© 2013 Медицинские беседы. Powered by Kandidat CMS (0.0037 сек.)